Контакты      Пишите нам       KK TV       Фото       Подписка Lietuviškai По-русски English
2019 Сентябрь 19 Четверг
 

5. Чилийская трагедия

2006-10-22 12:48 | История | Комментарии:

Сальвадор Альенде –

Жильвинас Буткус

“Безответственность” народа

Народы, страдавшие от капиталистического гнёта, всё больше и больше склонялись к социализму. Это было заметно как в Азии, так и в Африке, особенно на «задворках США» – в Латинской Америке. Пришло время сказать своё слово и чилийцам. Популярность левых сил в Чили зрела долго, до 1970 г., когда, в конце концов, президентом страны стал социалист Сальвадор Альенде. Известное дело, верхушка США тут же начала плести против него интриги. В конечном итоге всё кончилось разработанным ЦРУ планом военного переворота, после которого диктатором Чили стал печально известный Пиночет, фамилия которого вошла в солдатский лексикон как ругательство. Известна история, когда в Италии поругались два чиновника. Один обозвал своего коллегу пиночетом, а тот за это подал на него в суд. Суд пришёл к выводу, что это, действительно, серьёзное оскорбление, и что слово «пиночет» близко к выражениям типа «продажный палач» и тому подобное. И действительно, Пиночет стал палачом своей страны.

В отличие от Гватемалы и Кубы, до прихода к власти Альенде Чили была одной из наиболее развитых стран Латинской Америки. Например, 70% населения проживало в городах (хотя и в городах условия не всегда были хорошими, особенно в смысле санитарии). 30% жителей были представителями среднего класса. Господствовал, хотя и не так явственно, как в Гватемале, вообще характерный для капиталистических стран принцип – «богатое меньшинство, нищее большинство». Чилийские богачи, составлявшие около 10% населения страны, загребали примерно половину национального дохода. Грести под себя не ленились и иностранные компании, ежегодно вывозившие из Чили сотни миллионов долларов. Чилийские специалисты подсчитали, что с начала эксплуатации медных и железных рудников до 1963 г. компании США из Чили вывезли 9 млрд. долларов, – это больше, чем стоимость всего национального продукта, созданного самими чилийцами за 400 лет. Потому-то чилийцы в своей стране жили не ахти как хорошо, хотя страна и была неплохо развита в промышленном отношении, и потому со временем в Чили популярность стали завоёвывать левые.

После победы кубинской революции авторитет левых сил во всей Латинской Америке стал быстро расти. Это коснулось и Чили. Ещё на президентских выборах 1958 года левые силы, объединённые Фронтом национального движения, выдвинули своего кандидата на пост президента – Альенде. Для победы на выборах ему не хватило всего 30 тыс. голосов.

Заграница начала вмешиваться уже в президентские выборы 1964 г., чтобы не допустить прихода социалистов к власти. ЦРУ и действовавшие здесь компании США финансировали избирательную кампанию кандидата от партии христианских демократов (ХДП) – Эдуардо Фрея, – выделили 18 – 20 млн. долларов. Как выяснилось позднее, ЦРУ осуществляло финансирование через католического деятеля Роже Викеманса. Подобная же сумма была получена из Италии и Бельгии. Выбор фигуры Фрея был хитрым маневром США, так как попытка выдвинуть откровенно правых, которые уже не пользовались поддержкой чилийцев, не дала бы хороших результатов. На этих выборах правые силы Чили сгруппировались вокруг ХДП, кандидат которой был чем-то вроде скрытого правого. Фрей обещал избирателям «революцию в условиях свободы» и социальное равенство. Заявлял, что проведёт аграрные реформы и т.п. Это и ввело избирателей в заблуждение, тогда ещё массы не понимали, что провести настоящие реформы и стать противоядием от владычества компаний способны только левые силы, такие, как Арбенс в Гватемале или Кастро на Кубе. Альенде те выборы проиграл. Президентом стал Фрей.

Однако уже тогда Пентагон и ЦРУ сомневались в ХДП и выдвигали идеи – либо организовать в Чили переворот и утвердить там военную диктатуру, либо осуществить прямую интервенцию. Был задействован проект «Камелот». Это – исследование позиций, взглядов, мнений и т.п. чилийской общественности и военных, имевшее целью показать, что диктатура или интервенция – единственные возможности Соединённых Штатов не утратить в Чили своих позиций. Среди военных и гражданских лиц были распространены анкеты с сотнями вопросов, начиная с вопросов о месте работы отца и деда, кончая политическими взглядами самого опрашиваемого, был ли за границей, если был, то где, что он думает о возможности вмешательства военных в политику и т.п. Об этой программе стало известно после скандала 1965 г., когда депутат Кармен Лассо сделала запрос христианско-демократическому правительству, с чьего разрешения и с какими целями осуществляется эта шпионская программа. Правительство заявило, что ни о какой программе оно не знает, а слухи об этом «разнесли коммунисты, стремящиеся разрушить национальное единство». Но в руки коммунистов попал один из документов программы, о котором они не замедлили объявить, и правительство было вынуждено создать следственную комиссию. Всё кончилось тем, что правительству пришлось обвинить США во вмешательстве во внутренние дела суверенного государства и заявить протест. Соединённые Штаты были вынуждены объявить о закрытии программы «Камелот», после чего начались скандалы в самих Соединённых Штатах – увёртки госсекретаря, разные заявления министерства обороны и т.д. Разумеется, в действительности США прекращать свою деятельность в Чили не собирались. Сразу же в Чили были открыты организации с невинными названиями «Международный фонд развития» и «Американо-чилийский институт общественного мнения». Собранные сведения очень пригодились в будущем перевороте 1973-го года. Они позволили предусмотреть варианты политических перемен, и то, как следует реагировать на эти перемены, какие использовать методы, на какие классы опираться. Одновременно, как утверждают, собранные «Камелотом» сведения были переданы спецслужбе Чили, созданной после переворота, которая на основании тех данных устроила “охоту на ведьм”.

Тем временем, с приближением президентских выборов в Чили, ситуация выкристаллизовалась. Стало ясно, кто есть кто: правление Фрея было выгодно американским компаниям, к которым Чили оказалась окончательно привязанной, и не выгодно для самой Чили. В 1970 г. инвестиции компаний США в чилийскую экономику составили примерно 1 млрд. долларов. Такие гиганты, как «Анаконда» и «Кеннекотт Коппер Корпорэйшн» выпускали 95 % продукции всей медной промышленности Чили. Между тем, медь являлась основой экспорта Чили и составляла около 80 % всего экспорта. Одновременно компании США контролировали 90 % добычи селитры и йода, а также 60 % железной руды. Вместе с этим здесь господствовала компания «Интернейшнэл телефон энд телеграф» (ИТТ). Ещё в 1927 г. она начала прибирать к рукам чилийскую телеграфно-телефонную связь. В 1970 г. инвестиции ИТТ в Чили составили 200 млн. долларов. Этой же компании принадлежали отели, земельные участки, склады в Сантьяго и Вальпараисо. Чилийские финансы находились в руках «Манхеттен банк», «Банк оф Америка» и их чилийских партнёров. А чилийский народ оставался в забвении. К концу правления Фрея компании США ежегодно вывозили из страны по 200-500 млн. долларов. Большинству чилийцев доставались гроши. Росла безработица, в 1969 г. она достигла 8 %. Росла и инфляция. Никакие аграрные реформы так и не были проведены – крупных поместий (латифундий) никто не отчуждал. Недовольство народа росло огромными темпами. Число участников забастовок выросло в 6 раз. Центр объединения профсоюзов, объединявший 700 тыс. рабочих и служащих, разработал программу массовых забастовок, с началом действия которой в забастовках участвовало до 1 млн. человек.

В 1969 г. левые силы Чили объединились в блок «Народное единство». На сентябрьском совещании левых партий и движений были сформулированы первоочередные задачи будущего многопартийного правительства – национализация природных ресурсов, банков, страховых компаний, внешней торговли, аграрная реформа, ведение независимой внешней политики. В декабре была составлена «Основная программа Народного единства». В ней говорится: «Основной задачей своей политики объединённые народные силы считают изменение существующей экономической системы – ликвидацию национального и иностранного монополистического капитала и латифундистов и начало построения социализма». В январе 1970 г. «Народное единство» выдвинуло своего кандидата на предстоящие президентские выборы – того же Альенде.

Реакционеры Чили тоже не дремали, и развернули широкую пропагандистскую кампанию против Альенде. Они попросту воспользовались существовавшими здесь экстремистски настроенными и ультралевыми группами и группировками. Их выпады правые приписывали «Народному единству» и старались убедить людей, что если к власти придёт Альенде, в стране воцарится террор и хаос. Однако желаемого эффекта это не дало. В народе, который после правления Фрея всё больше убеждался, что единственная его надежда – социалисты, Альенде завоевал ещё большую популярность. На выборах 4 сентября 1970 г. он набрал 36,6% голосов. 34,9% собрал представитель правых Хорхе Алесандри, и 27,8% – представитель ХДП Радомиро Томич. Квалифицированного большинства – 50% плюс один голос – не набрал ни один из кандидатов, поэтому окончательное решение 24 октября должен был принять Национальный конгресс.

Верхушка Соединённых Штатов после такого выстрела Альенде впала в панику. Уже 7 сентября ЦРУ подготовило анализ последствий прихода Альенде к власти, в котором утверждалось, что победа «Народного единства» станет «явной победой марксистских идей», после чего «не замедлит цепная реакция в других странах». Так что предстоит борьба, которая будет не просто восстановлением позиций своих компаний, как это было в Иране, Гватемале и на Кубе. Кроме желания сохранить в Чили господство своих компаний, намерения США имели стратегический характер, так как левые силы завоёвывали популярность не только в Чили. Верхушка США хотела остановить революционный процесс в Латинской Америке и надолго выбить у народов из головы мечты о лучшем будущем.

Примерно в это же время на одном из секретных заседаний советник президента США по вопросам национальной безопасности Генри Киссинджер заявил: «Мы не должны сидеть, сложа руки, когда страна становится коммунистической из-за безответственности её народа». Этого высказывания даже не надо комментировать. Подобный тон позволил себе и президент Ричард Никсон: «Я никогда не позволю ослабить влияние военных в Латинской Америке. Они – единственная влиятельная прослойка, которая подчиняется нам. Основная опасность для нас – укрепление Альенде и то, что он может доказать миру возможность успеха. Мы должны задушить его экономически». 15 сентября в Белом доме состоялось совещание Никсона, Киссинджера, директора ЦРУ Ричарда Хелмса и некоторых других государственных чиновников, где было решено: разрушить экономику Чили, дестабилизировать положение в стране и подготовить государственный переворот. В те дни Киссинджер отправил послу США в Сантьяго телеграмму, в которой сообщалось: «Если уж Альенде приходит к власти в Чили, то мы сделаем всё, чтобы обречь Чили и чилийцев на нищету».

За дело взялась уже упомянутая ИТТ. Именно эта компания, по величине уступавшая лишь «Анаконде», сыграла ту же роль, что и Юнайтед Фрут Компани в Гватемале. ИТТ была гигантской компанией с годовым оборотом, превышающим весь бюджет Чили. Это была одна из компаний военно-промышленного комплекса США, она производила военную и космическую технику и имела тесные связи с Пентагоном и ЦРУ. К примеру, ещё на выборах 1964 г. ИТТ финансировала избирательную компанию Фрея через созданный специально для этого фонд. Идея такого фонда принадлежала директору ЦРУ Джону Маккоуну. Когда Фрей победил, ИТТ получила контракт стоимостью 186 млн. долларов на расширение телефонной связи в Чили, а Маккоун вскоре после этого стал одним из управляющих ИТТ, одновременно сохранив за собой пост консультанта ЦРУ. Вместе с тем ИТТ имела даже собственную разведку. Попросту говоря, ИТТ и ЦРУ были добрыми друзьями, иногда даже сотрудниками. Итак, в те дни руководитель разведки ИТТ Джек Нил встретился с советником Киссинджера по делам Латинской Америки Питером Вейки и с начальником отдела службы секретных операций ЦРУ в Западном полушария Уильямом Броу. От имени дирекции ИТТ он предложил финансировать свержение Альенде. Вейки и Броу благосклонно приняли предложение Нила и заверили, что Вашингтон уже принимает необходимые меры. Примерно в то же время аналогичное предложение сделал и тот самый Маккоун на встрече с Киссинджером, Хелмсом и некоторыми другими высокопоставленными государственными чиновниками.

Но оставалась ещё одна возможность: ещё не было ясно, за кого из кандидатов проголосует Национальный конгресс Чили. Тогда 14 сентября совет национальной безопасности США санкционировал тайную пропагандистскую кампанию ЦРУ, направленную против Альенде. В этих целях использовались газеты, журналы, радиостанции, финансируемые ЦРУ, компаниями США и богатых чилийцев. Например, особой истеричностью стала вскоре выделяться крупная газета «Эль Меркурио». И не напрасно. Она принадлежала богатому семейству Эдвардсов, которое контролировало 60 различных компаний – почти шестую часть чилийского капитала, и поддерживало хорошие связи с семейством Рокфеллеров. В общем, вскоре во все трубы стали трубить, что «чилийские коммунисты и их марксистские союзники угрожают свободе страны» и т.п.

И всё-таки ЦРУ больше склонялось к идее военного переворота, на подготовку которого сразу же выделило 8 млн. долларов. Начался «отбор» чилийских военных. В качестве кандидата на место вождя диктатуры чилийские капиталисты, общавшиеся с представителями ИТТ, предложили генерала Роберта Вио. Он был потомственным военным. Его отец организовывал различные бунты и заговоры. Эту семейную традицию желал продолжать и Роберт, утверждая, что его страна «смертельно больна» и необходимо «хирургическое вмешательство». ЦРУ начало финансировать деятельность Вио, поддерживавшего тесные связи с чилийскими капиталистами, и тот начал встречаться с лидерами правых и фашистских организаций, создавая себе образ «спасителя Чили». Тогда же он начал перетягивать на свою сторону и других высокопоставленных военных. А тем временем цереушники вошли в контакт с другим генералом – Камилло Валенсуэлой. Был составлен окончательный план переворота: мятеж воинских частей в Сантьяго и Консепсьон, а также мятеж в военно-морских силах с последующим утверждением военной диктатуры во главе с Вио и Валенсуэлой и массовых расправ над сторонниками «Народного единства».

Выявились и противники – командующий армией Рене Шнейдер. Верный конституции военный, он был большой помехой для цереушников и чилийских реакционеров. Он говорил, что свержение законно избранной власти, которой доверяет народ, это нарушение кодекса чести военных. ЦРУ сколотило группу из местных фашистов, преступников и своих агентов. 22 октября в Шнейдера была выпущена очередь из автомата. Спустя три дня он умер. Организатору акции было выплачено 35 тыс. долларов. Некоторые цереушники полагали, что убийство Шнейдера станет прелюдией к перевороту, но военные мятежа не подняли. Место Шнейдера занял ещё более энергичный его сторонник Карлос Пратс, который с помощью верных ему подразделений арестовал ряд чиновников. Среди них оказались Вио, который получил за свои делишки 20 лет тюрьмы, и Валенсуэла, – этот был выдворен из страны на три года.

Покушения устраивались и на жизнь самого Альенде. Утверждают, что таких покушений было организовано 14, но все они не удались.

Наконец наступило долгожданное 24-е октября. Национальный конгресс президентом избрал Альенде, за него проголосовали не только партии, вошедшие в «Народное единство», но и уже не посмевшая игнорировать мнение чилийцев ХДП.

Как Никсон с Киссинджером спасали Чили

4 ноября 1970 г. Альенде принёс присягу. Новый президент не мешкал, прогрессивные перемены в стране начались сразу же. Началась аграрная реформа. Правительство экспроприировало земли крупных землевладельцев и роздало их крестьянам. За два года латифундизм был ликвидирован. Всего перераспределено было 40% всех обрабатываемых земель Чили. В 1971 г. была национализирована собственность крупных компаний США в Чили и природные богатства страны. 11 июля был принят проект закона о национализации природных богатств, и этот день в Чили стал днём Национального достоинства. Одновременно национализированы банки и 40 из 250 предприятий местных капиталистов. Зарплаты поднялись на 35%. Была введена бесплатная медицина и обучение. Возросла минимальная пенсия. Дети до 15 лет стали бесплатно получать молоко. Валовой внутренний продукт в 1971 году вырос на 8,5 %. Объём строительства в 1972 г. вырос в 3,5 раза. Если в 1970 г. безработица составляла 8,3 %, то в 1972 г. она снизилась до 3,8 %. От криков правых о терроре и хаосе, которые, якобы, воцарятся с приходом к власти Альенде, ничего не осталось. Одновременно Чили утвердила свой статус действительно независимого государства, когда, несмотря на все объявленные США блокады, завязала дипломатические отношения с Кубой. Также наладила отношения с Китаем, Северной Кореей, СССР и другими социалистическими странами.

Короче говоря, Чили начала возрождаться. И возродилась бы полностью, если бы не США. Уже через два дня после принесения Альенде присяги состоялось очередное совещание окружения Никсона, на котором окончательно решено свергнуть «Народное единство». Запланированная операция слагалась из двух основных этапов – разрушение экономики Чили и ликвидация правительства Альенде. В создании плана разрушения экономики активно участвовала компания ИТТ. Её руководители встречались и вели переписку с Белым домом и представителями ЦРУ. В процесс разрушения решено вовлечь все компании США, действовавшие в Чили, а также кланы местных капиталистов, напр., Эдвардсов. Предприятия должны были прекратить производство. Банки США не должны были возобновлять кредитования, должна была быть прекращена всякая техническая помощь, кроме военной. После прихода Альенде к власти армия, напротив, возросла в десятки раз. Военная помощь была нужна военным, с помощью которых США хотели совершить путч в Чили.

Началось разрушение. Пользуясь своими связями с боссами профсоюзов работников медедобывающей промышленности, ЦРУ с 1972 по1973 г. организовало ряд забастовок, убытки от которых по стране составили 200-500 млн. долларов. США воспользовались тем, что после правления разных фреев экономика была привязана к ним, а также тем, что важную роль в экономике Чили играл импорт из США. Соединённые Штаты резко сократили его, особенно импорт машин и технического оборудования. Банки США прекратили выдачу Чили краткосрочных кредитов, которыми оплачивался импорт. К этой кредитной блокаде присоединились банки Канады и некоторых стран Западной Европы. Также США нанесли серьёзный удар ещё не оправившейся стране, когда начали свои операции по сбиванию цен на мировом рынке на чилийскую медь – основу чилийского экспорта. США выбросили на мировой рынок огромные количества меди из своих стратегических запасов. Только за 1972 г. убытки Чили из-за падения цен составили 200 млн. долларов. Одновременно ЦРУ начало операцию «Кентавр», целью которой было разрушить финансовую стабильность экономики Чили. За короткое время в Чили были вброшены огромные количества фальшивых, подделанных в США эскудо, вследствие чего дестабилизировался нормальный оборот денег в стране. Результаты не замедлили сказаться. В 1972 г. рост общего национального продукта снизился до 5 %, положение жителей стало ухудшаться.

У ЦРУ в Чили было много «сотрудников». Напр., фашистская организация «Патриа и Либертад», которая ещё 5 сентября 1970 г., после победы Альенде на выборах, промаршировала по улицам Сантьяго с лозунгом: «Чилиец, ты в опасности! Русские у твоего порога». Уже хорошо знакомая истерия… Эта организация выросла из группы гангстеров, которой руководил почитатель Гитлера Пабло Родригес. ЦРУ заинтересовалось Родригесом, взрыхлило и удобрило почву для его террористической организации. Немало таких организаций появилось ещё до победы Альенде, и одним из тех, кто координировал их деятельность, наряду с ЦРУ, был генерал Вио, когда его назначали на роль «Спасителя». Но после прихода к власти Альенде ЦРУ стал плодить всё больше и больше таких организаций, и они сыграли большую роль в разрушении экономики страны. Напр., из молодёжных групп Национальной партии стали создавать военизированные группировки. ЦРУ для этих целей специально создало в Чили тренировочные лагеря, в которых обучали будущих террористов.

Со временем все эти группы и организации удалось сконцентрировать – в 1972 году все чилийские правые, ультраправые и фашистские организации слились в Невидимый фронт. Вскоре после парламентских выборов 1973 г. Чили захлестнула волна террора. На тех выборах, несмотря на ухудшавшуюся с подачи США экономику, победило «Народное единство». Чтобы окончательно разрушить экономику, посыпались террористические акты, диверсии. С весны 1973 г. в Чили происходило даже по несколько десятков террористических актов в день. Террористы взрывали электрические подстанции, линии высоковольтных передач, мосты, железные дороги. Из-за нарушения электроснабжения не работали промышленные холодильники, к началу августа испортилась половина всех собранных овощей и фруктов. Из-за разрушенных дорог нарушилась доставка продуктов в провинции. Также в провинции стало не хватать кормов, из-за чего только за первую половину августа погибло 10 тыс. овец и 500 голов крупного скота. Общая стоимость взорванных до сентября объектов составила 32 % годового бюджета Чили. Одновременно провоцировались забастовки. Рабочих, которые не хотели бастовать, терроризировали. Когда 8 июня шахтёры города Ранкагуа захотели прекратить забастовку, туда прибыли группировки «Патриа и Либертад», напали на автобусы с шахтёрами, взорвали часть оборудования, ворвались в административное здание и, заняв радиостанцию «Либертадор», стали в эфире призывать людей свергнуть правительство Альенде. В то же время фашисты из «Патриа и Либертад» терроризировали владельцев небольших магазинов и кафе, поддерживавших Альенде. Фашисты разбивали витрины и тому подобное. Параличу экономики очень сильно содействовали забастовки владельцев грузовиков. ЦРУ имело хорошие связи в профсоюзных верхушках. Например, В.Морено, человек с уголовным прошлым, сделал неплохую карьеру в профсоюзах. В 60-е годы он наладил связи с ЦРУ. И вот теперь, в эти трудные для страны времена, с его помощью ЦРУ организовало и финансировало забастовки владельцев грузовиков. Это был тяжёлый удар, так как 80 % грузов в Чили перевозилось грузовиками. Положение стало действительно угрожающим. Вследствие буксующей экономики выросла безработица. Уровень жизни упал. Распоясались вооружённые банды. За деньги ЦРУ и местных олигархов деклассированные элементы выходили на улицы и, объединившись с группировками Невидимого фронта, блокировали грузовики, убивали водителей, перевозивших необходимые продукты в рабочие районы, поджигали здания левых организаций. Летом на городских стенах появились надписи «Джакарта». Это был намёк на события 1965-го года в Индонезии, когда генералы-реакционеры устроили массовую резню, во время которой было убито около миллиона индонезийских коммунистов.

На этих событиях сказались недостатки Альенде: в политике он был, увы, чересчур либерален. Че Геварра говорил, что Лумумба был наивен, так как слишком доверял праву, а право имеет лишь тот, на чьей стороне сила (что очень ясно видим и сейчас, когда США в мире вытворяют всё, что хотят). То же самое можно сказать и об Альенде. У него были шансы спасти Чили. Нужен был решительный шаг. Армией ещё руководил Пратс. Там служило ещё немало сторонников «Народного единства». Можно было временно централизовать власть и провести зачистку Чили от всяких фашистов и цереушников. Можно было изгнать все невидимые фронты и все «христианско-демократические» партии, которые в конечном итоге склонились к фашизму. Тем более что часть членов «Народного единства» предлагала ему действовать решительнее. И тем более что это было необходимо сделать, так как компромиссы с другими партиями были невозможны. Мирного выхода не было. В какой-то момент «Народное единство» чуть не сблизилось с ХДП, но ХДП начала выдвигать требования, равносильные отказу «Народного единства» от своих целей. А именно – прекратить социальные реформы и т.п. Короче говоря, было не то время, чтобы играть в демократию. Но Альенде был социалистом либерального толка, и это погубило Чили. Единственное, что сделал Альенде – обратился к СССР желая закупить технику и т.п., а в тяжелейший для страны момент решил объявить… референдум.

Вопрос ставился так: доверяет ли народ существующему правительству и согласен ли с проводимыми им реформами. В случае отрицательного ответа Альенде решил подать в отставку и объявить досрочные президентские выборы. Несомненно, Альенде победил бы на референдуме. Популярность Альенде, как ни странно, признавал даже фашистский лидер Родригес. Он как-то раз сказал, что если «в 1976 году состоятся выборы, Альенде получит 80%». Однако правы были аналитики спецслужб Советского Союза, пришедшие в то время к выводу, что «Народное единство» обречено.

Восход фашизма

Генерал Пиночет на арене появился ещё в 1972 г. Ещё в апреле того года он узнал от цереушников об операции по развалу экономики. Это не удивительно, потому что тогда уже он был «своим» для американцев. В 50-е годы он был военным атташе в Соединённых Штатах и со временем наладил связи с разведывательным управлением министерства обороны США. В том же апреле Пиночет с группой военных, с благословения американцев, разработал план свержения «Народного единства», которому дал название «Восход». Всё было засекречено. Официально здесь готовились военные маневры якобы с целью оценки боеготовности чилийской армии.

Последние дела, которые намеревалось сделать ЦРУ, когда чилийская экономика остановилась, а армейские реакционеры уже были готовы начать путч, – это устранить патриотично настроенных военачальников. Таковые в армии ещё были, и Альенде мог ими воспользоваться, чтобы исправить сложившееся положение… Для устранения неугодных военнослужащих реакционеры использовали всё: и нападки право-фашистской прессы, и шумные демонстрации наёмников или просто одураченных людей под окнами их домов (знакомая в Литве картинка!), и угрозы. В августе 1973 г. многие военнослужащие вынуждены были уйти в отставку. 17 августа командующего военно-воздушными силами Сезара Руиса сменил Густав Ли, связанный с «Патриа и Либертад». 23 августа ушёл в отставку Пратс. Его место занял Пиночет… «Чистку» провели и среди служащих среднего ранга. Реакционеры и предатели окончательно завладели ситуацией. Альенде упустил момент.

Между тем, у специалистов из США проходили стажировку некоторые подразделения чилийской армии. Из военных, прошедших стажировку в американских лагерях в Панаме, создавались новые подразделения. По аналогии с американскими «зелёными беретами» был создан батальон «чёрные береты». После переворота, как и положено хорошим последователям своих учителей, «чёрные береты» отличились особой жестокостью в концентрационных лагерях.

Одновременно Чили стали наводнять американские военные. 14 августа госдепартамент США обратился в посольство Чили с просьбой о выдаче виз 27 американским лётчикам, которые, якобы, должны участвовать в показательных полётах самолётов. На следующий день департамент запросил уже 150 виз.

4 сентября из Чили отбыла большая группа работников посольства США, являвшегося штабом всей шпионской и подрывной деятельности. Дело было сделано, началась подготовка к перевороту.

Вечером 10 сентября, в канун переворота, мятежники в своём штабе сверили и обсудили последние детали. Сантьяго разделили на отдельные сектора. Альенде со своими сотрудниками проводил в это время последнее совещание. И снова Альенде демонстрировал свой бескрайний либерализм. Речь шла о воцарившемся насилии в стране, о разгуле реакционеров. Альенде на это ответил: «Но именно потому, что мы – правительство, мы не можем переступать границ закона. Мы всегда боролись за то, чтобы законы в условиях демократического государства преграждали путь деспотизму и своеволию, защищали чилийцев от убийства друг друга и гарантировали трудящимся вознаграждение». Вся беда в том, что Альенде не понял, что именно слепое следование тем абсолютно демократичным законам в таких неблагоприятных условиях откроет путь деспотизму и своеволию. Давно замечено, что сентиментальные люди – самые жестокие. Если бы Альенде в нужный момент сгруппировал силы в один кулак и без жалости ударил по разгулявшимся преступникам, завербованным и финансируемым ЦРУ фашистам и генералам, (так же, как когда-то Кастро с соратниками не побоялись кровопролития, чтобы вытащить кубинский народ из-под гнёта Батисты и компаний США), то не было бы и диктатуры Пиночета.

Вскоре некоторые воинские подразделения были приведены в боевую готовность. В столицу двинулись тягачи с солдатами. А из порта Вальпараисо чилийские военные корабли в сопровождении американской эскадры вышли в открытое море. Это была “ночь длинных ножей”. Мятежники на кораблях поубивали сочувствующих «Народному единству» и просто не желавших нарушать конституцию морских пехотинцев. В убийствах и пытках участвовали и сотрудники военно-морской разведки США. Мёртвых моряков швыряли за борт. Ночью армейские подразделения Сантьяго и других крупных городов также начали «самоочищение».

Ранним утром 11 сентября военные корабли вернулись в Вальпараисо, «самоочистившиеся» части морских пехотинцев заняли его и двинулись в Сантьяго. А тем временем мятежники в Сантьяго начали массовые аресты активистов «Народного единства», которых свозили на национальные стадионы Чили, превращённые в концлагеря. Заняли различные радиостанции и административные здания.

Не везде предателям-военным удалось быстро справиться с другими армейскими частями. Кое-где сопротивление было так сильно, что схватки длились ещё несколько дней после переворота. Сопротивлялись не только отдельные армейские части, в тот день был арестован целый ряд генералов. Вскоре поубивали и их.

Утром Альенде с ближайшими сотрудниками прибыл в президентский дворец Ла Монеда. Вожаки мятежников к тому времени обосновались в здании министерства обороны, находящемся неподалёку, и избрали вожака режима – Пиночета.

Нельзя не упомянуть личной смелости и героизма Альенде. Всем уже было ясно, что происходит. У него была возможность отступления. Это Альенде предлагали преданные ему военные, которые звонили в Ла Монеда и предостерегали его даже от прибытия туда. Был даже готов самолёт. Но Альенде отказался, заявляя, что «президент, избранный народом, не сдаётся». Были звонки и из здания министерства обороны. Альенде предлагали уйти в отставку и гарантировали безопасный выезд из страны. Мятежникам он заявил, что «генералы-предатели не знают, что такое человек чести», и отказался.

Вскоре Альенде по радио, последнему, оставшемуся в руках левых, обратился к людям: «Друзья мои, это моя последняя возможность обратиться к вам… В моих словах нет горечи, в них только возмущение, и они станут моральным наказанием тем, кто нарушил присягу… мне остаётся сказать одно: я не уйду в отставку. Оказавшись на этом историческом перекрёстке, я заплачу своей жизнью за доверие народа. Я убеждён, что семена, которые мы посеяли в благородном сознании тысяч и тысяч чилийцев, будет уже невозможно уничтожить. На их стороне – сила. Они могут нас уничтожить. Но ни сила, ни преступники не смогут остановить социальных процессов. История принадлежит нам. Её создают народы. Труженики моей Родины! Я благодарю вас за преданность, которую вы всегда выказывали, за доверие, оказанное человеку, который был только выразителем глубинных надежд на справедливость и который, присягнув на верность конституции и закону, сдержал своё слово. Я хочу, чтобы вы усвоили этот урок. Иностранный капитал, империализм, объединившись с реакцией, создали условия, при которых вооружённые силы нарушили традицию, которую им прививал Шнейдер и которую поддерживал команданте Арайя – жертвы клики, которая сейчас сидит дома и ждёт, когда чужие руки передадут ей власть, чтобы и дальше защищать свою прибыль и привилегии. И, прежде всего, я обращаюсь к простой женщине нашей земли, крестьянке, которая верила нам, к горемычной работнице, к матери, чувствовавшей нашу заботу об её детях. Я обращаюсь к вам, специалисты моей родины, специалисты-патриоты, которые трудились, несмотря на предательские профсоюзы, классовые профсоюзы, защищавшие привилегии, которые в капиталистическом обществе имеют лишь немногие, несмотря на саботаж. Я обращаюсь к молодёжи, которая с песней отдавала энергию и душу борьбе. Я обращаюсь к чилийцу – рабочему, крестьянину, интеллигенту, которого ещё будут преследовать. «…» Народ должен защищаться, но не должен становиться жертвой. Народ не должен позволить уничтожить себя, но не должен и позволять, чтобы его унижали. Труженики моей Родины, я верю в Чили и её судьбу. Другие люди переживут этот тяжёлый и горький час, когда к власти рвутся предатели. Знайте, что недалёк тот день, когда вновь распахнётся широкая дорога, по которой пойдёт свободный человек, чтобы построить лучшее общество. Да здравствует Чили, да здравствует народ, да здравствуют труженики! Таковы мои последние слова. И я убеждён, моя жертва не будет напрасной. Я убеждён, что она станет моральным уроком и наказанием лицемерию, трусливости и предательству». Радиостанция, передававшая обращение Альенде, также продержалась недолго. Её работники включили ленту с гимном чилийских левых сил, и, собравшись в студии, стали подпевать. Но тут вскоре послышалась автоматная очередь, и трансляция прервалась. Были убиты все работники радиостанции – 40-70 человек.

Тем временем в Ла Монеде Альенде предложил всем находившимся в здании работникам выбор – уйти или остаться. Президентская гвардия отступила. Остались добровольцы из личной охраны Альенде. Во дворце находились 17 служащих из специальной исследовательской бригады министерства внутренних дел. Ушёл один. Ещё оставалось несколько ближайших сотрудников Альенде и один журналист. Альенде велел покинуть дворец женщинам. Кое-как уговорил уйти и свою дочь, которая позже, не выдержав этой трагедии, в 1976 г. на Кубе покончила жизнь самоубийством.

Вскоре Ла Монеда была окружена. Началась и стрельба с земли, бомбардировки с воздуха. Один из свидетелей рассказывал: «Это был какой-то ад. Облака чёрного дыма, из окон полыхает огонь. Танки окружили дворец со всех сторон и стреляли в окна. Не представляю, как те люди выдержали». А люди держались. Альенде со своими верными соратниками отстреливался из автомата. Они не подпускали солдат целых три часа, пока, в конце концов, предателям не удалось захватить первый этаж. Через полчаса они заняли парадную лестницу и второй этаж.

Есть несколько версий о том, как всё кончилось. Одни говорят, что Альенде сказал соратникам, что пора сдаваться. Когда они уже подняли белый флаг, Альенде сказал, что хочет кое-что забрать из своего кабинета, и вернулся туда. Послышался возглас: «Альенде не сдаётся!» После чего прозвучала короткая автоматная очередь. Другие говорят, что никакого самоубийства не было, и Альенде боролся до конца. А мятежники, захватившие дворец, которым до Альенде было так же далеко, как куцему до зайца, из ненависти к героизму Альенде ещё долго стреляли из автоматов в уже мёртвое тело. После этого положили ему на колени автомат, направив дуло в подбородок и разрешили репортёру газеты «Эль Меркурио» сфотографировать. Якобы, самоубийство. Какая бы из версий ни была правдивой, Альенде показал редкостную смелость и героизм. Его волю не смогли сломить никакие предатели, никакие фашисты, никакие прислужники капитала.

Эпоха тьмы

Так была подавлена ещё одна попытка создать лучшее общество. За время переворота и проводившихся после него репрессий было убито около 30 тыс. человек. 200 тыс. было арестовано и отправлено в концлагеря, усеявшие Чили. Чилийский стадион и Национальный стадион также превратились в концлагеря, в них заталкивали арестованных. По словам свидетелей, ежедневно там расстреливали по 50-250 человек. В одном из них после долгих пыток был убит и знаменитый чилийский певец Виктор Харра. Пытки там отличались средневековой жестокостью. Оставшиеся в живых люди позже рассказывали, что видели четвертованные, обезглавленные тела, женские тела с вырезанными грудями.

Нередко тела просто выбрасывали. По свидетельствам очевидцев, ежедневно по реке Мапочо проплывали десятки трупов.

Чтобы хоть как-то оправдаться перед миром, «спасители» Чили вздумали очернить Альенде. Вскоре после переворота бригадный генерал Оскар Бонилла сообщил, что военные нашли доказательства «ужасного заговора коммунистов», который Альенде готовился осуществить. Это, якобы, был «план Z», по которому якобы предполагалось уничтожение всего руководства вооружённых сил и всех оппозиционных партий, и создание «диктатуры пролетариата». Одновременно Альенде, якобы, планировал убить около миллиона людей. Больше того, начали рассказывать, что Альенде готовился присоединить Чили к СССР. Разумеется, вскоре мир понял, что всё это – чистой воды враньё. Все эти анекдотические россказни содержали кучу несовпадений, не было представлено ни одного мало-мальски стоящего доказательства.

В 1974 г. с помощью ЦРУ и ФБР была создана спецслужба Чили – знаменитая ДИНА. В неё вошли активисты «Патриа и Либертад», сотрудники военной разведки, военные преступники ещё из фашистской Германии, осевшие в Южной Америке. Когда ДИНА распоясалась, тысячами стали исчезать патриоты и просто люди, которые хоть как-то не очень почтительно относились к Пиночету. Не отставали от них и военные. Нередко они обстреливали мирных и ни в чём не повинных людей. Однажды Пиночет вздумал побывать в одном посёлке, чтобы показать себя. Незадолго до его появления возле посёлка появились военные, схватили 200 человек и 30 расстреляли, остальных объявили заложниками. Когда прибыл Пиночет, женщины вокруг него рыдали по погибшим. Это было снято на кинокамеру и показано по телевидению. Дикторы поясняли, что они плачут от счастья, что Пиночет «освободил» Чили от «марксизма».

За остававшееся время правления Пиночета было убито на улицах, замучено в тюрьмах и т.п. 12,5 тыс. человек. Спустя какое-то время на международном уровне было признано, что творившееся правительственными органами Пиночета было равносильно геноциду, а диктатура Пиночета была фашистской. Это и в прямом смысле слова: при Пиночете вошли в почёт сочинения Муссолини и Розенберга. Некоторые генералы, общаясь с журналистами, фашистами называли себя с гордостью. А между тем США поддерживали Пиночета – и деньгами, и «специалистами» в области организации лагерей.

После переворота Чили захирела. Зарплаты снизились в три раза. Цены подскочили. Цена на хлеб выросла в 22 раза, сахара в – 29, мыла в – 69 и т.д. Безработица вскоре выросла до 20 %. С годами она росла и дальше, в 1980 г. составляла уже 25 %, позже 30 %. В 1977 г. в полной нищете жило уже 2,2 млн. человек. Сотни тысяч семей не могли содержать жильё, лачуги пополнились новыми жильцами. Вскоре совершенно обесценилась чилийская валюта, и в 1975 г. вместо эскудо было введено песо, которое привязали к доллару (1 доллар = 1 песо). Однако и эта валюта непрерывно обесценивалась: в 1977 г. за доллар уже давали 18 песо, в 1980 г. – 39 песо, в 1982 г. – 46 песо и т.д.

Зато новые «вожди» не забыли своих хозяев: капиталистам США сразу же было возвращено то, что у них отняло «Народное единство». Заодно и заграничным компаниям, которые возобновили здесь свою деятельность, было разрешено вывозить из страны 100 % прибыли. Мало того, новое правительство тем компаниям ещё и «компенсацию» выплатило – 476 млн. долларов. Когда здесь вновь стали хозяйничать капиталисты США, из Чили стали вывозиться две трети всех доходов страны. Из оставшейся части 85 % забирали работодатели, и лишь оставшиеся 15 % доставались работникам. Также и земли были отобраны у крестьян и возвращены латифундистам. Не осталось бесплатной медицины.

Подсчитано, что в 1974-1989 г.г. «рост» чилийской экономики составил в среднем минус 3,9 %. Т.е., непрерывно падал. За время правления Пиночета из Чили эмигрировал 1 млн. человек. Короче говоря, Киссинджер «спас» чилийцев от «безответственности».

Ещё один характерный момент. Недавно стало известно, что уже после окончания правления Пиночета, за период с 1994-2002 г. он с помощью Риггс Банк (элитный банк США, клиентами которого был 21 президент США) заработал 8 млн. долларов.

Чилийская трагедия свелась не только к разгулу организованного в Соединённых Штатах фашизма, но и к наивности, безоговорочной вере Альенде в закон. Это была величайшая трагедия – лично мужественный и преданный идее создания истинной справедливости, Альенде оказался слишком наивным на политической арене, где господствует право сильнейшего. Вместо того, чтобы централизовать власть и очистить страну от преданных США фашистов, одну половину из них засадив за решётку, а другую поставив к стенке, он верил, что вся армия останется верной присяге и традициям. Этот болезненный эпизод истории показал, что зла добром не одолеешь. Плетью обуха не перешибёшь. И пока в мире существует такая раковая опухоль, как крупный капитал, олицетворением которого стали США, до тех пор ни о какой вере в закон и абстрактную демократию на политической арене речи не может быть. Пример Чили показал, что абстрактная демократия в эпоху разгула империализма США слишком слаба, чтобы защитить интересы страны.

Комментарии

 

 

 


 
Видео репортаж


Nerpigiau.lt

Nerpigiau./lt/produktas/505/nusikaltimas-valstybes-vardu

Актуально. Коментарии
“Зорка згасне – дзве ўскрэсне”
Визы в Литву как и в советское время – только через Москву
Фоторепортаж Актуальный Шутка


Прощание с Альгирдасом Плукисом 
24 апреля 2017 года на 81-м году жизни скоропостижно скончался журналист-международник Альгирдас Плукис....

«Преступление именем государства» (29)
Ночью 31 июля 1991 г. на таможенном посту города Мядининкай произошло жестокое убийство...

Грабёж средь бела дня, или О судьбе немецкого золотого запаса в федеральной резервной системе США (8)
После Второй мировой войны Германия на волне небывалого экономического подъёма в 1951 году...











Реклама
Литва   Правосудия
Президент приняла верительные грамоты посла Грузии (1)
Президент Литовской Республики Даля Грибаускайте приняла верительные грамоты посла Грузии...
Сильная Европа – в общих интересах Литвы и Монако
Президент Литовской Республики Даля Грибаускайте приняла прибывшего в Литву с...
Кто в Литве держит в заложниках шестерых чеченских ребятишек? (3)
Литва еще не отошла от драматических событий 17 мая в...
 
Эхо трагедии в Мядининкай усиливается (32)
Апелляционный суд Литвы уже третий год продолжает рассматривать дело о...
Полиция Иркутской области задержала подозреваемого в нападении на девочек (2)
Сегодня в Иркутске сотрудники уголовного розыска ГУ МВД России по...
В Литве делается новый “шпион России”? (1)
Генеральному директору Департамента государственной безопасности Повиласу Малакаускасу, Вильнюс, ул. Витяне,...
 

История   Зарубежные
В поисках третьей силы. Январские события в Литве (2)
Введение президентского правления о котором говорил М. Горбачев требовало наличия...
Они убили Ю.Абромавичюса: за их спиной – Генеральная прокуратура (1)
Гедре ГОРЕНЕ Хотя прошло уже тринадцать лет после готовившегося правыми...
КАМО ГРЯДЕШИ? (11)
Геноцид евреев в годы Второй мировой войны в Литве –...
 
Компания Bridgestone получает награду BMW за инновации поставщика в категории “Эффективная динамика” за шинную технологию Ologic
Bridgestone получает награду BMW за инновации поставщика в 2014 году...
Встреча с уполномоченными по правам человека в субъектах Российской Федерации (1)
Владимир Путин встретился в Кремле с уполномоченными по правам человека...
К 200-летию Отечественной войны россиян 1812 года (1)
Первое серьёзное сражение с Наполеоном. Оно состоялось на полях Смоленщины,...