Контакты      Пишите нам       KK TV       Фото       Подписка Lietuviškai По-русски English
2019 Сентябрь 21 Суббота
 

Что И.Хотковский делает в Минске?

2008-07-09 17:18 | Зарубежные | Комментарии:

Бек Аккинский

Прокуратура Славского района в Калиниградской области возбудила уголовное дело в отношении директора местной школы. Он принял на должность учителя Игоря Хатковского, осужденного на восемь лет за терроризм. Не имея ни профильного, ни педагогического образования, бывший заключенный преподавал труд в поселковой школе пять лет.

Директора школ говорят, что брать такого человека на работу было рискованно. Но юристы Славского района в Калиниградской области утверждают, что по закону бывший террорист может быть учителем, но вот образование у него должно быть соответствующим. А чекисты России кричать: появление бывшего заключенного в классе — еще не преступление.

Террорист – в школе

В средней школе села Гастеллово Славского района учителем в средней школе работал Игорь Хатковский, который был судим за терроризм. Он участвовал в организации взрывов в Баку в 1992 году. Директор школы Елена Ермоленко призналась, что она приняла Хатковского на работу по указании представителей ФСБ по Калинградской области.

Но против директора школы возбуждили уголовное дело по статье УК РФ – «злоупотребление должностными полномочиями, совершенное из корыстных побуждений». Так как у Игоря Хатковского нет среднего профессионального образования, а директор его оформила как молодого специалиста с высшим, что “в принципе недопустимо”.

Прокуратура следствии провели выгораживая спецслужб РФ и поэтому в полном основании Елена Ермоленко заявляет: «Пусть сначала докажут то, что я в чем-то виновата. Я всегда работала честно, и такого отношения к себе я не заслужила».

Российские юристы утверждают, что по законодательным нормам директор была вправе принять в педагоги бывшего заключенного.

“Террористы рождаются в стенах Лубянки и руководяить им ФСБ России”

Это подтверждает полковник ФСБ Трепашкин.

“Я, как бывший коллега Александра Литвиненко, хочу рассказать вам историю, в которой пойдет речь о тех же самых людях, про которых рассказывает Александр.

В 1993-1994 годах я проходил службу в должности старшего оперуполномоченного по Особо важным делам 5 отдела Управления Собственной безопасности (УСБ) ФСК РФ (контрразведка внутри контрразведки) и мною были получены материалы, что в Москве действует группа, которая, по оперативным данным, совершила ряд террористических актов на территории России и стран СНГ.

Данную информацию я немедленно доложил лично начальнику УСБ ФСБ РФ генералу Варламову, который приказал мне срочно сформировать оперативную группу из самых опытных сотрудников и немедленно пресечь деятельность террористов.

Варламов мне сказал буквально следующее: «Михаил, материалы самые серьезные, их необходимо реализовать как можно скорее. Террористы убивают людей, так что на тебе, Михаил, огромная ответственность, я санкционирую все мероприятия по этому делу. Вперед!».

Я немедленно сформировал оперативную группу, в которую вошли наиболее опытные

офицеры управления, сотрудники 7 отдела (оперативная разработка) Витвинов Владимир, Зайцев, Дружевский и др.

В течении короткого времени мы полностью установили всех членов террористической группы и здесь нас ждал сюрприз – группа террористов действовала под руководством старших офицеров Управления по борьбе с терроризмом ФСК РФ.

Мы вышли на наших, «товарищей, с которыми стояли в одном строю».

Я доложил Варламову, он приказал проводить аресты террористов совместно со следователями Главной военной прокуратуры России. Руководил этой террористической группой подполковник УБТ ФСК РФ Симонян. В группу входил подполковник УБТ ФСК РФ Шебалин В.В., который позже учавствовал в убийстве первого президента Чечни Дудаева.

Шебалин сидел с Симоняном в одном кабинете на Лубянке. В своем рабочем кабинете в сейфе они хранили тротиловые шашки и МУВы, штатные замедлители, используемые подразделениями войсковой разведки в тылу противника во время войны. Взрывчатку и МУВы они выдавали исполнителям террористических актов для выполнения заданий.

На связи у Симоняна и Шебалина состоял Оганесян (действующий сотрудник отдела по проведению специальных операций на территории противника Главного Управления Национальной Безопасности Армении), которого оформляли в агентурный аппарат УБТ ФСК РФ, причем, оформляли его по указанию начальника отдела кадров УБТ Овчинникова (будущий заместитель Хохолькова, руководителя группы по убийству Дудаева) и одного из начальников отдела УБТ Гроппа (в настоящее время служит в Молдавии).

Этого они, естественно, не смогли бы делать без санкции высшего руководства спецслужбы.

На связи у Оганесяна состоял ряд непосредственных исполнителей терактов, один из которых – бывший разведчик ВМФ СССР Хатковский Игорь, завербованный ими специально для этих целей.

В течении разработки и в ходе расследования уголовного дела было установленно, что этой группой в 1992-1994 годах были совершены взрывы в Бакинском метро, пассажирских поездов в Гудермесе (30 человек погибли) и Дербенте (в туалете одного из вагонов взрывное устройство заложил непосредственно Хатковский), взрывы в Кисловодске и Минеральных Водах и других городах России, а также ряд заказных убийств.

Встречи с боевиками Оганесян проводил в лучших шпионских традициях – на Армянском кладбище в Москве, где в качестве пороля использовали денежную купюру достоинством в 25 рублей, разрезанную пополам.

Во время выполнения очередного задания Хатковский, по приказу Симоняна, выехал в Баку, где провел рекогносцировку на объекте диверсии, в качестве которого выбрал газовую магистраль. После чего он вернулся в Москву с фотографиями основных узлов газовой магистрали и поселился в гостинице «Измайловский комплекс».

Взрывчатку для проведения данного теракта и МУВ ему передал лично Симонян из свого сейфа с Лубянки. Причем, Симонян обманул Хатковского: переданный ему замедлитель был не на 2 часа, как было договарено ранее, а только на 50 минут. Тогда Хатковский понял, что при взрыве погибнет сам, и то, что Симонян решил его убить, чтобы не платить ему деньги и убрать его как свидетеля уже совершенных терактов.

После чего Хатковский начал бояться за свою жизнь и уже после ареста сотрудничал со следствием и помог полностью изобличить остальных членов группы.

Однако, когда следствие начало набирать обороты и были обнаружены и изъяты нелегально хранящиеся оружие и взрывчатка на складах в Калининграде и Минводах, круг террористов из ФСК начал расширяться и нити повели к руководству ФСК РФ, оперативная разработка и следствие были свернуты. Начальника УСБ ФСК Варламова сняли с должности, а на его место поставили Патрушева, на которого уже имелась информация о его не совсем благовидных делах.

Начальника 7 отдела полковника Молчанова (в отделе которого непосредстенно разрабатывали террористов) сослали служить на Камчатку, а сам отдел разогнали по указанию нового начальника УСБ Патрушева. Шебалин, почуяв опасность и не дожидаясь ареста, прибежал в УСБ и предложил себя в качестве тайного  агента. Витвинов завербовал его, и Шебалин сдал своих подельников, а также рассказал все, что знал и чего не знал.

Позже руководство ФСБ вновь станет использовать его для совершения убийств и терроризма (такие люди в ФСБ на вес золота).

Одного из террористов, Петросяна, незаконно выпустил из-под стражи Духанин (генерал КГБ, переведенный в ГВП), купившись на его обещания помочь следствию, после чего Петросян благополучно покинул территорию РФ. Нескольких членов группы все же судили в Тамбове, на закрытом судебном заседании, т.к. боялись, что в Москве прозвучит то, что Бакинское метро и пассажирский поезд в Гудермесе с 30 погибшими были взорваны взрывчаткой с Лубянки.

Террористы были признаны виновными в незаконном хранении взрывчатых веществ, оружия и боеприпасов, повреждении железнодорожного полотна.

Однако, суд признал их не террористами, а «диверсантами», но статья за уголовную ответственность за совершение диверсий была к тому времени из УК исключена (наверное, специально для них) и судить их за это стало невозможно.

Взрыв в Бакинском метро был доказан, но это преступление было совершено «диверсантами» не на территории России и не подподает под юрисдикцию Российского суда.

Гибель 30 человек в пассажирском поезде в Гудермесе вменять им в вину не стали, т.к. это случилось на территории Чечни, а проведение следственных действий, по мнению суда, в Гудермесе было невозможно, т.к. это Чечня. Так что получили преступники по 4 года лишения свободы, а их подельники и руководители из числа руководства ФСК-ФСБ РФ отделались легким испугом.

Широкой огласки в Российских и иностранных СМИ это дело не получило, т.к. ФСК незаконно наложила на него гриф «секретно» и блокировала любые публикации, понимая что взрыв в Бакинском метро и 30 человек в Гудермесе это похлеще, чем взорванный их агентом, подполковником Воробьевым, автобус на ВДНХ”.

СПРАВКА:

Обвинение в отношении Трепашкина М.И. в военном суде поддерживает прокурор Кондратьков (3 отдел ГВП РФ, надзор за следствием). Кондратьков является выдвиженцем Фридинского, т.к. при помощи Фридинского его перевели из Ростова в Москву. В Ростове Кондратьков служил вместе с Фридинским. Кондратьков за прекращение уголовного дела в отношении одного банкира получил в качестве взятки квартиру, которую оформил на свою жену.Материалы находятся у адвоката Михаила Иофе. Возбуждение уголовных дел и последующее их прекращение за взятки-это бизнес Кондратькова и Ко.

ПОЯСНЕНИЕ:

Когда Хатковский получил взрывчатку в кабинете Симоняна, то ему было сказано, что взрывчатка после взвода взрыв произойдет после 1 часа. Хатковский поставил взрывчатку и не прошло полчаса, как произошел мощный взрыв, и Хатковский чуть сам не пострадал.

Хатковский, зная как взорвался подполковник Воробьев, по возвращение в Москву, с официальным заявлением обратился в Московскую военную прокуратуру с требованием привлечь к уголовной ответственности высоко должностных офицеров ФСК РФ за попытку убийство и присвоение крупную сумму денег выделенные на ряд тер.актов а Азербаджане и Северном Кавказе. Но Московская военная прокуратура сообщила о поступление заявление Хатковского и стала тянуть расследование данного факта.

Тем времени ФСК РФ сообщает руководству спецслужб Азербаджана, что ими получено агентурное сообщение, где расписано, какие тер.акты в Азербаджане совершил Ходковский, и дают точные местонахождения Хатковского И.

Оперативная Группа прибывает в Москву и тепленького с постели забирают Хатковского в Баку. Пока Хатковский сидит под следствии, Московская военная прокуратура быстро сфальсифицировала уголовное дело против Симоняна и его подчиненных,с статьи УК организации тер.актов переквалифицировали материалы следствии на хранения боеприпасов(патронов). Московская военная прокуратура укрыла все тер.акты совершенные на Северном Кавказе, и погибщие при этих тер.актах на совести их.

Это уголовное дело направили в Тамбовский областной суд,что бы скрыть от население Москвы и СМИ преступность российских спецслужб. Тамбовский облсуд подогнал организаторов тер.актов под амнистии.

Российскими и армянскими террористическими групами совершено несколько взрывов на железнодорожных путях, соединяющих Азербайджан с соседними странами:

— 30 мая 1991 года вблизи станции Хасавюрт (Дагестан) взорван пассажирский поезд “Москва—Баку”. Погибло 11 и ранено 22 человека;

— 31 июля 1991 года вблизи станции Темиртау (Дагестан) взорван поезд, следовавший до Баку, погибло 16 и ранено 20 человек;

— 8 января 1992 года взорван морской паром “Красноводск—Баку”. Погибло 25 и ранено 88 человек;

— 28 февраля 1993 года вблизи станции Гудермес (Чечня) взорван пассажирский поезд “Кисловодск—Баку”. Погибло 11 и ранено 18 человек;

— 1 февраля 1994 года на железнодорожном вокзале г.Баку взорван пассажирский поезд “Кисловодск—Баку”. Погибло 3 и ранено с выше 20 человек;

— 13 апреля 1994 года на станции “Дагестанские огни” (РФ) взорван пассажирский поезд “Москва—Баку”. Погибло б и ранено 3 человека.

После реформирования КГБ Армении в Главное Управление Национальной Безопасности (ГУНБ), а в последующем в МНЕ, был создан специальный отдел по проведению террористических и диверсионных операций.

В г. Пятигорске под прикрытием ассоциации “Казис” был создан центр, занимающийся диверсионно-подрывной работой. Деятельностью центра руководили кадровые офицеры МНЕ Армении и Российских ФСБ, ГРУ и СВР, которые занимались подготовкой и осуществлением терактов.

Отличительной особенностью Пятигорского центра является то, что в своей  деятельности были сделаны акценты на индивидуальный террор – убийства. Центр имеет также прямое отношение к серии взрывов на железнодорожных путях, идущих из Северного Кавказа в Азербайджан причастен к убийствам.О причастности силовых структур Армении к террористической деятельности в Азербайджане и на Северном Кавказе свидетельствуют многочисленные следственные материалы по делам Хатковского.

-2 июня 1993 года – взорван пассажирский вагон, стоявший на запасном пути вна Бакинском железнодорожном вокзале. Погибших и раненных не было. Совершивший это  преступление Хатковский Игорь Анатольевич 22 июля 1994 года решение Военного суда Азербайджанской Республики приговорен к 8 годам лишения свободы.

Хатковский признался

Спецслужбами Азербайджана, при попытке совершения очередного теракта, был задержан гражданин РФ Хатковский Игорь Анатолиевич. На следствии он признался, что был завербован ГУНБ РА, который агент ФСК РФ с целью проведения на территории Азербайджана диверсионных и террористических операций.

Было установлено, что в засылке Хатковского в Азербайджан принимали активное участие сотрудник ГУНБ РА подполковник Д.Оганесян и майор Галоян А.А., руководитель службам ФСК России Симонян Б.В. и Петросян В. С.

Следствием задокументированы и доказаны факты осуществленного Хатковским в июне 1993 года взрыва пассажирского вагона на железнодорожном вокзале г. Баку, минирование в мае 1993 года грузового состава на станции г. Дербент, а также непосредственная организаторская роль спецслужб Армении и России.

У организаторы акций из ФСК России были обнаружены взрывчатые средства и в ходе следствия они признались в содеянном. Однако, в последующем судебное разбирательство по организаторам терактов, по личной просьбе президента Армении Л.Тер-Петросяна, было переведено из Москвы в переферийный г.Тамбов. Вскоре после суда возглавлявший группу подполковник Джаан Оганесян—начальник отдела диверсионных операций ГУНБ Армении и его заместитель майор Ашот Галоян, как и другие организаторы преступлений были отпущены и нашли укрытие на территории Армении.

О государственной политике нынешнего руководства Армении и ее причастности к международному терроризму свидетельствуют и материалы следствия английских правоохранительных органов по делу об убийстве братьев Уциевых в Лондоне. Следствие доказало причастность к убийству чеченцев сотрудников ГУНБ Армении. Английский судья Горланд на суде заявил : ” За убийцей чеченцев – М.Мартиросяном, кроется фигура организатора Саркисяна, который является генералом ГУНБ Армении”.

Сам убийца Мкртч Мартиросян также является кадровым офицером спецслужб РА.

Игорь Хатковский, со слов его матери, страдает заболеванием центральной нервной системы, школьные друзья характеризуют его как авантюриста, а односельчане свидетельствуют, что он без конца искал “снежного человека”.

Сокамерникам Николайзенуи Лихачеву Хатковский заявил, что изначально был внедрен в игру азербайджанскими спецслужбами. Выводы оставляем на усмотрение читателей…

Хатковскому – благодарность

Хатковскому была выражена благодарность лично Алиевым, в качестве вознаграждения дана квартира в Баку и большая сумма денег.

Хорошо, что господин Аббасов откровенно признается, что в Карабахе он проводит работу по сбору развединформации, но, конечно, ему не известно, что “выдающийся террориста” Игорь Анатольевич Хатковский по особому указу президента Алиева в  январе 1997 года был амнистирован по гуманным соображением.

Видите, с какой легкостью прощают террориста, якобы нанесшего большой ущерб азербайджанскому народу и экономике страны. А это эпохальное дело было закрыто без внесения каких-либо разъяснений, кто же все-таки Хатковский – армянский ли шпион, азербайджанский ли агент, главный ли обвиняемый или же проходящий по делу главный свидетель. Конечно, Лубянский террорист…

В 1992 г. Хатковский вернулся из горячих точек, где, как он говорит, «отдыхал в послеперестрелочные времена».

Как террорист он закончил компьютерные курсы и информатику. Бывший мичман руководил школьным музеем разведчиков, а весной 2006 года столичная телекомпания REN ТВ сняла о нем фильм: в Гастеллово мичман построил яхту, 4 года ребят учил человек без высшего образования, по слухам, бывший террорист, и никому не было дела!

Самое интересно то, что Белорусский Президент Александр Луканенка пригрел террориста Хатковского – эму дана квартира в Минске.

Меня это не удивляет, так как Президент “Батька” давно в ладах с Российскими спецслужбами. Начиная с 1994 года Белоруские КГБисты принимают активное участия в русско-чеченской войне. На равне с ФСБ, ГРУ совершают тер.акты с использование агентуры привезенное с Белоруссии. Чеченским бойцам приходиться отстаивать свою родину от российских и белорусских агрессоров и террористов.

На днях произошел тер.акт в Минске. Становится вопрос: не связан ли этот тер.акт с  пригретым  в г. Минске террористым Хатковским?

Россия -террористическая государство

После появление Путина в Кремле, в России происходять заказные и политические убийства. Арестованные сотрудники российского посольства в Катаре к убийству бывшего президента Чечни Зелимхана Яндарбиева не имеют никакого отношения:  на видеозаписи зафиксирован весь процесс минирования машины Яндарбиева российскими дипломатами. Были убиты российский политик Троцкий, болгарский писатель Марков, украинский националист Бандера.

Мы очевидцы того,что террорист Хатковский стал учителем в школе, а убийца Литиненко заседает в Гос. Думе РФ…

Банду братьев Ларионовых разоблачили терроризировавших Владивосток в начале 90-х. Эта банда  скорее напоминала воинское подразделение с четкой организационной структурой, строгой иерархией и железной дисциплиной. В ее составе оказались бывшие отличники боевой и политической подготовки ВДВ и морской пехоты, блестящий офицер-десантник и один из лучших сотрудников местной прокуратуры. Сами члены банды бандой ее не называли. Они называли ее Системой, а их учебным пособием была книга бывшего разведчика ГРУ.

Система была оснащена современными средствами связи для всех видов прослушивания разговоров — телефонных, на расстоянии, через стены и окна; у нее оказалось оборудование для кодирования собственных переговоров.

Система была прекрасно вооружена, располагала несколькими десятками конспиративных квартир. С помощью обширной агентурной сети собирала информацию о лидерах преступного мира, бизнесменах и сотрудниках государственных учреждений.

Банда убивала. Ее жертвами становились криминальные авторитеты и бизнесмены, связанные с криминалом. При этом случались, как принято говорить в правоохранительных органах, эксцессы исполнения — попутно с избранными целями гибли случайные люди.

Удалось выяснить, что с бандой работали два полковника ГРУ: действующий начальник агентурного управления разведки Тихоокеанского флота Зубов и бывший начальник оперативно-аналитического центра той же разведки Полубояринов.

Полубояринов непосредственно формировал банду и тоже руководил в ней аналитическим центром. Система действовала самоуверенно и нагло.

После каждого совершенного преступления какая-то невидимая сила тормозила расследование, разваливала уголовные дела, выводила из-под удара преступников, на которых выходили милицейские оперативники. Одним из тех, чья профессиональная активность подставила под угрозу само существование банды, был начальник ГУВД Владивостока полковник Сляднев. Поэтому организация приняла решение убить полковника. Операцию по уничтожению поручили бывшему бойцу морского спецназа и назвали ее «Барракуда». При встрече Сляднев рассказал о том, что, прослушивая телефонные переговоры членов банды, узнал, кто стоит за организацией.

«Кто же? Не могу этого сказать, — ответил полковник. — Но вы даже представить не можете, каков уровень этих людей».

Обоих полковников объявили «оборотнями». Зубова уволили с флота, а Полубояринова убили. Уничтожили и братьев Ларионовых. Младшего, руководившего бандой, убили в камере после того, как тот, поняв, что его предали, заявил: расскажет СМИ правду о роли ГРУ в создании банды.

Была убита и адвокат Ларионова-младшего.

В Находке действовала банда Вэпса. Из тюрем досрочно были выпущены матерые преступники. Их вооружили и натравили на так называемую чеченскую мафию, которой на самом деле в Находке не существовало. Банда просто помогала перераспределять собственность. Она вышла из-под контроля и стала мочить не только тех, на кого ей указывали, но и всех, кого сама считала нужным. Местного офицера ФСБ, который первым понял, что банду создало руководство Главного управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) МВД России, убили сотрудники милиции якобы по недоразумению.

Как выяснилось, банда действовала не только при поддержке МВД, но и тогдашнего руководства Приморского края. Следователь Генпрокуратуры, начавший расследовать дело Вэпса, насколько я понял из нашего с ним общения, испытывал страх перед теми, кто стоял за бандой. Возможно, именно поэтому беспробудно пил.

Государственные мокрушники Журналиста Диму Холодова убили в октябре 1994 года — в пору, когда на Дальнем Востоке были разоблачены две банды, следы от которых вели к ГРУ и МВД. Расследование убийства Димы в первые же месяцы вывело следствие на обе эти организации. Под подозрение попали военнослужащие 45-го полка ВДВ, принадлежавшего ГРУ. На следствии выяснилось, что эта группа не подчинялась командиру полка. Возможно ли такое в обычной войсковой части? Разумеется, невозможно. Но в том-то и дело, что 45-й полк не был обычным войсковым подразделением. О том, каким он был на самом деле, мы поговорим чуть позже. А пока попытаемся разобраться с тем, что собой представляли военнослужащие, находившиеся в в/ч на особом положении.

В суде выяснилось, что офицеров ГРУ использовали в спецоперациях в Абхазии, Приднестровье, Чечне. Что это были за операции? Оказалось, военнослужащие выполняли весьма щекотливую миссию — физически устраняли лиц, на которых им указывали.

Например, один из военнослужащих полка убил грузинского пилота, который во время абхазских событий якобы разбомбил судно с гражданским населением. Уже один этот факт заслуживает того, чтобы заняться его расследованием: офицер Российской армии, видимо, по приказу своего руководства отправляется за рубеж и там убивает гражданина чужого государства. С какой стороны ни заходи, он совершил преступление. Точно такое же, как и те, кто отдал ему приказ. Но в ходе расследования дела об убийстве Холодова на этот сопутствующий эпизод внимания не обратили.

Не получил в деле развития и такой факт: один из обвинявшихся офицеров в свое время ловко подложил магнитную мину под автомобиль тогдашнего заместителя министра финансов России Вавилова. Взрывчатка сработала, но по счастливой случайности замминистра остался жив. Об этом эпизоде есть подробные показания в деле Холодова, но и их обошли стороной. А ведь они подтверждали записанные на пленку разговоры, которые вели между собой обвиняемые.

Из этих разговоров следовало, что особое подразделение 45-го полка пециализировалось на убийствах, за которые хорошо платили. Материалы следствия давали все основания предполагать, что группа военнослужащих — не что иное, как бригада киллеров, работающая по специальным заказам.

Подрывники из ФСБ

В середине 90-х в Москве произошла серия терактов. Наиболее трагичный — взрыв в троллейбусе на Страстном бульваре. Заговорили о хорошо скоординированной атаке боевиков на Москву. Но вдруг выяснилось, что автобус на ВДНХ взорвали не чеченские боевики, а… бывший полковник КГБ. Его вину доказал суд. Кроме того, выяснилось также, что железнодорожный мост через Яузу тоже пытался взорвать не боевик, а бывший офицер ФСБ. Видимо, он и сделал бы это, если бы сам не подорвался во время закладки взрывного устройства. Оказалось, что оба бывших сотрудника спецслужбы имели непосредственное отношение к банде Максима Лазовского.

Как минимум человек восемь действующих офицеров ФСБ работали с бандой в тесном контакте. Это установил начальник 12-го отдела МУРа подполковник милиции Владимир Цхай. Как только стало ясно, что Петровка не выпустит добычу из рук, Лазовского и его ближайших подручных уничтожили. От цирроза печени скончался и Цхай. Ни один из коллег подполковника не поверил в его естественную смерть, чей трезвый образ жизни служил образцом для подражания. Друзья убеждены: Цхая отравили.

Связи со взрывами, к которым оказались причастны офицеры госбезопасности, работавшие с бандой Лазовского, нельзя обойти стороной и взрывы жилых домов, которые прогремели в Москве накануне второй чеченской войны. Объявлено, что взрывы совершили чеченцы.

Но один из главных свидетелей в этой истории под запись на диктофон заявил мне о том, что вопреки утверждению следствия он не сдавал подвал в доме на улице Гурьянова в аренду боевику Гочияеву. Это был совершенно другой человек. В фотороботе, составленном со слов свидетеля, бывший подполковник ФСБ Михаил Трепашкин опознал агента спецслужб…

Кроме того, руководство ФСБ так и не смогло внятно объяснить, что же это за учения оно проводило в Рязани с закладкой мешков с гексогеном и часовым взрывательным механизмом? И куда запропастились офицеры спецслужбы, которые делали эту закладку и разговоры которых со своим руководством зафиксировали на городском коммутаторе?

После скандала, который возник в связи с «учениями», расследование обстоятельств, связанных с ними, засекретили.

Интересы государства требуют убивать?

Еще один пример. В Калининграде сотрудники РУБОПа разоблачили банду, за которой стояли офицеры местной ФСБ. Человек, который занимался хищением людей и вымогательством, оказался агентом спецслужб. На допросе под видеозапись он рассказал о том, как расстрелял из автомата известного в городе предпринимателя. При этом утверждал, что сделал это по заказу… начальника отдела по борьбе с терроризмом и по защите конституционного строя УФСБ Калининградской области. В непосредственной операции по физическому устранению участие принимал офицер госбезопасности.

Поразительно, но расследовать эти обстоятельства не стали ни в ФСБ, ни в прокуратуре. Более того, преследованию подверглись офицеры РУБОПа, получившие информацию о возможно преступной деятельности спецслужб. Что означают все эти странные истории? Говорят, на суде бывший полковник госбезопасности Воробьев,  взорвавший на ВДНХ автобус, воскликнул: «Это издевательство над спецслужбами!».

Что бывший офицер хотел этим сказать? Почему в его представлении суд над человеком, совершившим теракт, не вполне естественное, закономерное действие, а издевательство?

Не потому ли, что он, выполняя чей-то приказ, был убежден: действует в интересах государства, а его, преданного своему делу профессионала, как банального террориста отправили на нары? Если это так, то вы представляете, какой разрыв в сознании офицера спецслужбы между пониманием того, что законно, и того, что, как ему кажется, целесообразно?

Загадочная фраза полковника приобрела особую значимость, когда в моих руках оказался документ, как мне представляется, чрезвычайной общественной значимости. Это, судя по ее содержанию, совершенно секретная инструкция на 70 страницах, объясняющая многое из того, что происходит в стране за последние полтора десятка лет. Она объединила десятки терактов, совершенных на территории России и за рубежом, одним стратегическим замыслом.

Выдержки из этой инструкции я опубликовал в «Московских новостях» еще в 2002 году, но события, связанные с убийством нашей коллеги Анны Политковской, бывшего подполковника ФСБ Александра Литвиненко, попыткой отравления Егора Гайдара, заставляют вновь обратиться к этому документу и по-новому осмыслить его.

«Процессы, идущие в преступной среде, — говорится во вступительной части инструкции, — в перспективе развития прямым образом влияют на безопасность государства.

Организованная преступность и ее явление — уголовный террор — угрожают основам государственной власти. …Сейчас нашему обществу противостоит четко организованная структура, имеющая в основе мощный потенциал теневой экономики, прикрывающая свою деятельность с помощью коррумпированных чиновников, имеющих высококлассных профессионалов для ликвидации как неугодных бизнесменов, так и политиков…

Крайне необходима структура, имеющая реальную возможность решать, используя разведывательные, агентурно-оперативные и технические возможности, задачи, направленные на предотвращение и нейтрализацию указанных негативных явлений…

Непосредственное внедрение кадровых секретных сотрудников в хозяйственные, коммерческие, предпринимательские и банковские структуры, органы государственного управления и исполнительной власти, создание учреждений и фирм прикрытия позволят через контакты внутри этих структур… создать широкую агентурную сеть…».

Документ подробно перечисляет, куда именно следует внедрять агентов: в исполнительные органы, в финансово-банковскую систему, в налоговые и таможенные органы, на биржи и в суды.

«На стадии реализации оперативных материалов возможно подключение и нейтрализация бандформирований оперативно-боевыми методами», — говорится в инструкции. «Создается совершенно секретное спецподразделение… Кроме центрального подразделения, целесообразно создание региональных оперативно-боевых групп…».

Организационной формой этой нелегальной структуры «может являться частное детективное, охранное предприятие. Руководитель предприятия и основная часть сотрудников… лица, уволенные из оперативных служб МВД, ФСБ, СВР, ГРУ ГШ РА».

«С целью прикрытия данной разведывательной и оперативно-боевой деятельности… представляется целесообразным создание общественной организации, например «Ассоциации ветеранов спецназа России», и т.д. Помещения ассоциации могут использоваться как базовые конспиративные квартиры, где будут концентрироваться оперативно-боевые группы и осуществляться прием сотрудников, находящихся на нелегальном положении».

«На базе таких структур возможно создание постоянно действующих лжебанд, которые вступают в плотный оперативный контакт непосредственно с ОПГ бандитской направленности и ОПГ, специализирующихся на заказных убийствах и терактах…».

«Для более качественного зашифрования нелегальных сотрудников, участвующих в проведении оперативных комбинаций по кратковременному легендированному проникновению в преступную среду, и повышения уровня обеспечения их безопасности возникает настоятельная необходимость организации в регионах и центре фиктивной воинской части со всеми атрибутами».

А дальше — внимание!

«В случаях крайней необходимости… может использоваться структурное подразделение нелегальной разведки — спецназ… для нейтрализации или физической ликвидации руководителей и активных членов террористических, разведывательно-диверсионных групп, ведущих войну с федеральной властью.

Физическая ликвидация может осуществляться… только лиц, приговоренных российскими судебными органами к высшей мере наказания — смертной казни или с целью предотвращения тяжких последствий, также на основании существующих законов Российской Федерации…».

Спецслужбы угрожают

Приведенный документ, естественно, противоречит Конституции, нормам уголовного права и нашим представлениям о государстве, в котором внесудебные расправы невозможны. Во всяком случае, именно об этом неустанно твердят руководители страны. Однако получается, что в стране выстроена целостная система из спецслужб именно для внесудебных расправ.

Но стоит ли верить печатному тексту без подписи и без грифа секретности? Человек, передавший документ, на словах сообщил, что подписан он одним из тогдашних руководителей ГУБОПа Героем России полковником Селиверстовым, а гриф секретности он снял при ксерокопировании, чтобы, как он выразился, «у журналистов не возникло лишних проблем».

Тот факт, что секретная инструкция оказалась в распоряжении СМИ, как мне показалось, поверг полковника в шок. Селиверстов заверил, что ничего подобного не подписывал, но заявил: «Передавший вам документ совершил государственное преступление».

Вместо себя на встречу он прислал человека, представившегося «сотрудником компетентных органов». Он пытался убедить меня в том, что сам документ не является преступным, так же как нож изначально не является орудием убийства. «Весь вопрос в том, как его использовать: им же можно резать и хлеб», — пояснил незнакомец. Он настоятельно рекомендовал не публиковать документ, иначе, заявил, у меня «могут возникнуть такие же проблемы, как у Пасько и Никитина. Телефонная беседа с полковником Селиверстовым и встреча с его представителем убедили меня в том, что секретная инструкция действительно существует. Кроме того, эксперты из спецслужбы, которым я рассказал о секретном документе, заметили: такой документ не мог появиться без более общего директивного документа на правительственном уровне. Это совпадало с сообщением передавшего инструкцию: он заявил, что существует секретное постановление правительства, в развитие которого и составлена инструкция.

И еще человек заявил, что к созданию постановления имеет отношение первый заместитель премьер-министра страны в самом начале 90-х Юрий Скоков.

Разумеется, ни один человек, причастный к изготовлению документов, противоречащих законодательству и потому подпадающих под уголовное преследование, не признает этого добровольно, а тем более — публично. Но есть немало признаков, по которым можно с высокой степенью достоверности установить: существует ли такой документ и действует ли он до сих пор?

Например, методы борьбы с организованной преступностью устарели, необходимы новые подходы. В частности, нужно законодательно разрешить агентам, внедряемым в банды, убивать. «…Способы и методы борьбы спецслужб и правоохранительных органов… отстают от требований. Документирование преступной деятельности проводится на низкопрофессиональном уровне, слабой материально-технической базе… необходимы нетрадиционные подходы, методы и решения при проведении оперативно-разыскной деятельности».

Есть еще один признак, указывающий на то, что приведенный нами документ — не выдумка. Это — реальная жизнь. Многие преступления словно поставлены по сценарию цитируемого документа. Сравним деятельность групп, о которых мы рассказывали, с инструкцией. Они совпадают полностью. Выходит, банды братьев Ларионовых во Владивостоке, Вэпса в Находке и Лазовского в Москве — это лже-банды, созданные спецслужбами? А 45-й десантный полк — «фиктивная войсковая часть со всеми атрибутами»? Если это так, то становится понятно, почему маленькая группа военнослужащих не подчинялась командиру полка, а замыкалась на начальника разведки ВДВ.

В инструкции говорится о необходимости «с целью прикрытия данной разведывательной и оперативно-боевой деятельности…» создания «общественной организации, например «Ассоциации ветеранов спецназа России», и т.д.». Оглянемся вокруг: таких ассоциаций — уже десятки.

Обратимся снова к инструкции.

«Крайне необходима структура, имеющая реальную возможность решать, используя разведывательную, агентурно-оперативные и технические возможности, задачи, направленные на предотвращение и нейтрализацию указанных негативных явлений…».

Была ли создана такая структура? Думаю, да. Вероятно, это некогда совершенно секретное подразделение ФСБ, созданное в начале 90-х, — так называемое УРПО.

Расшифровывается аббревиатура так: Управление разработки преступных организаций. Возглавил его генерал Евгений Хохольков. Подразделение насчитывало 150 человек, в чью задачу входило внедрение секретных сотрудников в преступную среду. На основании личных бесед с генералом Хохольковым у меня сложилось впечатление, что УРПО было создано именно с целями, изложенными в инструкции.

Страна узнала об УРПО в 1998 году, когда пять сотрудников управления устроили пресс-конференцию и рассказали о том, что секретное подразделение занимается внесудебными расправами. В частности, сотрудники утверждали: руководство управления вынашивало планы физического устранения Бориса Березовского. Официальные власти подвергли пресс-конференцию осмеянию. Тогда мне казалось, что власти правы. Сегодня я уже не столь однозначно оцениваю аргументы властей. Трудно представить, чтобы сразу пять офицеров ФСБ — сплошные подполковники-полковники — все вдруг сошли с ума и публично стали нести околесицу, прекрасно понимая, что просто так им это с рук не сойдет. (На сегодня один из участников пресс-конференции убит, второй по сфабрикованному обвинению брошен в тюрьму. Остальные, покаявшись, помогали «разоблачать» своих товарищей, которые каяться отказались.)

После той пресс-конференции, на которой всплыла истинная роль УРПО, управление в срочном порядке расформировали, а тогдашнего директора ФСБ Ковалева отправили в отставку.

Александр Литвиненко однажды рассказал такую историю. Как-то его пригласил на беседу один из заместителей руководителя спецслужбы. Разговор шел, как утверждал Литвиненко, о его переводе в подразделение, которое занималось «мокрыми» делами.

— Заместитель поинтересовался, — рассказывал бывший офицер ФСБ, — как, на мой взгляд, следует организовать физическое устранение какого-нибудь лица. Я ответил, что для этого можно использовать осужденного, отбывающего наказание в колонии. Сделав дело, он будет надежно укрыт от всяческого преследования.

Заместитель согласился с этим, но рассказал о своем варианте. Он заметил, что можно использовать родственника погибшего. Человек готов отомстить, и этим чувством можно воспользоваться: пообещать наказать убийцу близкого человека, но взамен попросить исполнить и нашу просьбу — убрать того, на кого мы укажем.

Кто все же совершил это зловещее преступление?

Когда в СМИ поднимается тема подрыва домов в городе Москве в 1999 году, то сразу же возникает вопрос: кто все же совершил это зловещее преступление? Официальная версия, что подорвали дома чеченцы. И по этому делу привлечены к уголовной ответственности и посажены в тюрьму два фигуранта – Юсуп Крымшамхалов и Адам Деккушев. На международном уровне и внутри страны для широкого круга людей, мало вникающих в тонкости происходящего, власти сообщают: преступление раскрыто, виновные посажены, и об этом деле можно особо не вспоминать. В Государственной Думе Российской Федерации даже не захотели почтить память погибших москвичей минутой молчания. А тем, кто все же добивается полного раскрытия преступления, зная о его урезанности, отвечают, мол, да остался где-то “в бегах” основной организатор Ачимез Гочияев. Поймаем его и тогда можно будет закрыть дело в полном объеме. Итак, нам четко объяснили, что во всем виноваты чеченцы и мы их “мочим” везде, даже “в туалете”.

Однако, любой мыслящий человек, не говоря уже о тех, кто может анализировать, увидит здесь ряд не состыковок. Имеют ли осужденные А.Деккушев и Ю.Крымшамхалов отношение именно к московским взрывам? А можно ли верить тому, что Деккушев и Крымшамхалов заявили (и уже после осуждения), что они не знали, что в перевозимых ими мешках находится взрывчатка, а не сахар и что свои признательные показания они давали под обманным воздействием следователей? А почему дело считается “чеченским”, если среди фигурантов нет лиц чеченской национальности? А почему до сих пор не допрошен (и не пойман) карачаевец Ачимез Гочияев? А кто все же взорвал дома? А причастны ли к подрывам домов спецслужбы России?

И так далее. Сотни вопросов и каждый их них отдельная тема описания и анализа. Я постараюсь отдельно посвятить им свои изложения доказательство в отдельных публикациях.

А могли ли сотрудники ФСБ Российской Федерации подорвать 2 дома? Ведь там погибло столько людей. Это же бесчеловечно! Ведь по Конституции России именно спецслужбы должны обеспечивать безопасность граждан и государства и нести за это ответственность! Об этом четко указано в пунктах “в” и “м” ст. 71 Конституции России. И именно в этих целях создана Федеральная служба безопасности России!

Сразу отвечу, что за необеспечение безопасности граждан от террора, т.е. за неисполнение своих прямых конституционных обязанностей не наказан и не пострадал ни разу ни глава государства (выходец из ФСБ РФ), ни руководитель Федеральной службы безопасности России Патрушев Николай Платонович. Чем больше террористических актов, чем больше смертей и крови граждан, тем крупнее звезды на погонах Патрушева Н.П. и больше наград на его груди.

Ясно, что русский народ бандитов, кровавых террористов все равно уничтожит, проявят истинный героизм бойцы спецподразделений (иногда ценою жизни), но цель создания ФСБ Российской Федерации, чтобы упредить, заранее выявить и не допустить кровопролития и смертей. Этому и я посвятил много лет службы в органах госбезопасности.

Однако, сейчас складывается вполне обоснованное мнение, что террористические акции допускаются и даже провоцируются, чтобы поднять рейтинг, объяснить творимый беспредел, а иногда и просто для того, чтобы получить награды или продвижение по службе. Этой теме я тоже постараюсь посвятить ряд публикаций.

Однако, вернусь к основной теме. Я приведу ряд примеров, а вы сами можете сделать вывод, могли или не могли сотрудники ФСБ Российской Федерации подорвать дома со своими родными согражданами, чтобы, скажем, оправдать уничтожение вооруженными силами в Чечне массы людей. Уничтожать без суда и следствия. Уничтожить массу ради нескольких боевиков. И оправдать свои деяния перед Европой и перед людьми, заявив, что уничтожаются только боевики.

Первый факт о причастности спецслужб России к массовым убийствам своих сограждан лично у меня появился весной 1994 года. В то время я был одним из руководителей операции по выявлению и обезвреживанию крупной группы диверсантов (террористов), готовивших и совершивших взрывы поездов Москва-Баку, в метро города Баку, на юге России (Кисловодск, Минеральные воды, Гудермес, Дербент) и др. Об этой операции описывалось в СМИ. За поимку этой группы я досрочно получил в июне 1994 года звание “подполковник юстиции”. Прошу обратить внимание, что в эту группу входило ряд сотрудников ФСК России (Федеральной службы контрразведки), в том числе из Управления по борьбе с терроризмом. И взрывчатка в ряде случаев хранилась в сейфе на Лубянке (в УБТ ФСК) перед тем, как ее передавали рядовому исполнителю-подрывнику Игорю Хатковскому. По иронии судьбы или неслучайно, но взрывчатка для уничтожения людей хранилась в том кабинете, где восседал главный и динственный “свидетель” по моему нынешнему делу полковник ФСБ Российской Федерации Шебалин Виктор Васильевич, по лжедоносу которого ФСБ и Главная военная прокуратура загнали меня в Нижний Тагил.

В этом деле фигурировал как причастное лицо Овчинников, ставший чуть позже в ФСБ Российской Федерации генералом и заместителем печально знаменитого УРПО ФСБ Российской Федерации.

В этой связи я перескачу сразу (пропуская некоторые более мелкие ронологические факты, в том числе описанные в книге А.В.Литвиненко) к другому нашумевшему факту причастности спецслужб к убийствам людей. Этот факт был обнародован на пресс-конференции в Интерфаксе сотрудниками Управления о разработке преступных организаций (УРПО) ФСБ Российской Федерации. Они рассказали, что руководители ФСБРФ отдавала им распоряжения об убийствах, похищениях людей и о других подобных акциях.

К сожалению, в СМИ прозвучало лишь о 3-х готовящихся акциях: подготовка к убийству Исполнительного секретаря СНГ, доктора физико-математических наук Березовского Б.А.; Подготовка похищения брата известного в Москве бизнесмена Джабраилова Умара; О моем физическом устранении (я в то время судился с руководством ФСБ Российской Федерации – Барсуковым М.И., Ковалевым Н.Д., Патрушевым Н.П. и указывал на факты их незаконной деятельности).

Однако, по этому делу имелись материалы уже о совершенных преступлениях, в том числе о совершении не менее 20 убийств по указанию руководства ФСБ Российской Федерации.

Главная военная прокуратура скрыла эти преступления, так как они совершались по указаниям генералов ФСБ. Лишь недавно – 26 сентября 2005 года в прессе снова прошла информация об убийстве сотрудниками УРПО ФСБ Российской Федерации шестерых человек по просьбе Ковалева Н.Д., бывшего в то время Директором ФСБ Российской Федерации, а ныне восседающего с невинным видом в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Об этом он сообщил в программе Дмитрия Волчека “Итоги недели”.

Подумайте трезво, просто без суда и следствия пристрелили 6 человек! Сейчас Литвиненко описывает, что эти убийства были совершены его коллегами по УРПО ФСБ Российской Федерации в районе Подольска. Как мне помнится, в ходе предварительногоследствия сотрудники УРПО рассказывали, что этих шестерых человек они захватили на фирме родственницы бывшего Председателя КГБ СССР Семичастного где-то на овощной базе у Киевского вокзала, вывезли в район Серпухова и там их убили, а окровавленные паспорта привезли вначале Ковалеву Н.Д., а затем хранили у себя на работе в сейфе 7 отдела УРПО ФСБ Российской Федерации.

Начальник 7 отдела УРПО, боевой офицер, награжденный многими орденами и медалями за участие в боях по защите Отечества Гусак Александр Иванович даже в 2004 году, будучи вызван в Московский окружной военный суд и дав подписку о правдивости показаний снова подтвердил, что по указанию генерала ФСБ Российской Федерации Макарычева он должен был в 1997 – начале 1998 гг. проломить мне голову. Эти показания зафиксированы в официальном документе – протоколе судебного заседания. Факт покушения на мое убийство подтвердился показаниями 12 свидетелей. Но военные судьи, Главная военная прокуратура в очередной раз скрыли все эти факты, запудрив всем мозги якобы интригами Литвиненко и Березовского. И якобы не было других убийств такого большого количества людей по приказу генералов ФСБ Российской Федерации.

Я не один раз заявлял, что если бы так называемое “дело по факту покушения на Исполнительного секретаря СНГ Б.А.Березовского” не было переведено в разряд политических и не закрыто по надуманным основаниям, а было расследовано в  соответствии с законом, то скорее всего не было бы и взрывов домов в Москве в сентябре 1999 года. Ведь формально УРПО ФСБ Российской Федерации было упразднено, но фактически эта структура осталась, осталось много сотрудников, а во главе их те же генералы, за исключением Хохолькова Е.Г. и Ковалева Н.Д. Ну, возможно, еще кого-либо.

След сохранившегося спецподразделения проявился наглядно во время “учений” в Рязани.

Я до сих пор уверен, что если бы оперативно не сработали территориальные спецслужбы в Рязани и не поймали конкретных фигурантов, то до сих пор там оплакивали бы родных и близких, “погибших от рук чеченских террористов”. Только по причине того, что ТВ так называемы “учениях” в Рязани явно вырисовывались признаки реально подготавливаемого сотрудниками Центрального аппарата ФСБ Российской Федерации подрыва дома, все дело было строго засекречено, хотя ст. 7 Закона Российской Федерации “О государственной тайне” под угрозой уголовной ответственности запрещает секретить такие сведения, ибо они связаны с нарушением прав и свобод людей, граждан России. Закон запрещает! Но влияние ФСБ Российской Федерации у нас в стране сильнее всех законов. Это тоже факт, который мало кто оспаривает и все знают, по какой причине – Президент – бывший ФСБэшник.

Таким образом, из сказанного выше уже можно дать утвердительный ответ на поставленный вопрос о возможности сотрудников ФСБ Российской Федерации пойти на такой варварский акт как подрыв 2-х домов в Москве в сентябре 1999 года.

В какой-то степени доказательством этому может служить факт грубого и наглого отстранения меня как адвоката от участия в деле Крымшамхалова и Деккушева, ибо я там мог найти реальные доказательства своей версии. Меня даже “умные головы” обвинили в том, что компромат в деле я должен был искать по поручению не моих доверительниц – сестер Морозовых, а по поручению бежавших в Англию Литвиненко А.В. и Березовского Б.А., а также британской спецслужбы МИ-5. Но если в деле все чисто, то о каком “компромате” можно вести речь? А если боятся огласки материалов дела, то значит в нем есть фальсификации и фабрикации, а правда скрывается.

Отмечу, что при обыске в снимаемой мною квартире были обнаружены патроны от пистолета “Кольт” и “Макаров”, числящиеся за упомянутым спецподразделением ФСБ Российской Федерации (их подбросили специально, чтобы меня лишить свободы и не дать работать в качестве адвоката), а также патрон от ружья, взятый из той же коробки, из которой был патрон, использовавшийся во взрывном устройстве при “учениях в Рязани”.

Это было демонстрацией того, что не следует лезть туда, куда не положено, где делается большая грязная политика…

Комментарии

 

 

 


 
Видео репортаж


Nerpigiau.lt

Nerpigiau./lt/produktas/505/nusikaltimas-valstybes-vardu

Актуально. Коментарии
“Зорка згасне – дзве ўскрэсне”
Визы в Литву как и в советское время – только через Москву
Фоторепортаж Актуальный Шутка


Прощание с Альгирдасом Плукисом 
24 апреля 2017 года на 81-м году жизни скоропостижно скончался журналист-международник Альгирдас Плукис....

«Преступление именем государства» (29)
Ночью 31 июля 1991 г. на таможенном посту города Мядининкай произошло жестокое убийство...

Грабёж средь бела дня, или О судьбе немецкого золотого запаса в федеральной резервной системе США (8)
После Второй мировой войны Германия на волне небывалого экономического подъёма в 1951 году...











Реклама
Литва   Правосудия
Президент приняла верительные грамоты посла Грузии (1)
Президент Литовской Республики Даля Грибаускайте приняла верительные грамоты посла Грузии...
Сильная Европа – в общих интересах Литвы и Монако
Президент Литовской Республики Даля Грибаускайте приняла прибывшего в Литву с...
Кто в Литве держит в заложниках шестерых чеченских ребятишек? (3)
Литва еще не отошла от драматических событий 17 мая в...
 
Эхо трагедии в Мядининкай усиливается (32)
Апелляционный суд Литвы уже третий год продолжает рассматривать дело о...
Полиция Иркутской области задержала подозреваемого в нападении на девочек (2)
Сегодня в Иркутске сотрудники уголовного розыска ГУ МВД России по...
В Литве делается новый “шпион России”? (1)
Генеральному директору Департамента государственной безопасности Повиласу Малакаускасу, Вильнюс, ул. Витяне,...
 

История   Зарубежные
В поисках третьей силы. Январские события в Литве (2)
Введение президентского правления о котором говорил М. Горбачев требовало наличия...
Они убили Ю.Абромавичюса: за их спиной – Генеральная прокуратура (1)
Гедре ГОРЕНЕ Хотя прошло уже тринадцать лет после готовившегося правыми...
КАМО ГРЯДЕШИ? (11)
Геноцид евреев в годы Второй мировой войны в Литве –...
 
Компания Bridgestone получает награду BMW за инновации поставщика в категории “Эффективная динамика” за шинную технологию Ologic
Bridgestone получает награду BMW за инновации поставщика в 2014 году...
Встреча с уполномоченными по правам человека в субъектах Российской Федерации (1)
Владимир Путин встретился в Кремле с уполномоченными по правам человека...
К 200-летию Отечественной войны россиян 1812 года (1)
Первое серьёзное сражение с Наполеоном. Оно состоялось на полях Смоленщины,...