Контакты      Пишите нам       KK TV       Фото       Подписка Lietuviškai По-русски English
2019 Сентябрь 19 Четверг
 

Особенности литовской национальной выпечки президентов

2006-11-18 12:07 | Литва | Комментарии: (1)

Валдас Адамкус

(Кромсание Конституции под Валдаса Адамкуса)

Адолфас СТРАКШИС

В поисках преемников

В девяносто седьмом ситуация складывалась прелюбопытная. Было понятно, что президент Альгирдас Миколас Бразаускас баллотироваться на второй срок на пост главы государства не станет.

Так кто же заступит на это место?

Консерваторам хотелось, чтобы у Литвы на выборах был один кандидат в президенты. Разумеется, профессор Витаутас Ландсбергис. В качестве противовеса выдвигался центрист Эгидиюс Бичкаускас, рейтинги которого порой превышали профессорские.

Не знаю, какими путями у центристов появился протеже одной из редакций Валдас Адамкус. Сам он ясно сознавал, что баллотироваться в президенты Литвы ему невозможно, поскольку в течение последних трёх лет он жил не у себя на родине, а в Америке. Но вдруг он объявляет, что Конституция – это не священная корова.

Знаток юриспруденции Э.Бичкаускас одобряет эту мысль и предпринимает шаги, чтобы её, эту не священную корову, изменить. Конечно, не всю целиком, а только то её место, в котором от кандидата в президенты требуется проживание в течение последних трёх лет в Литве.

Собрать подписи членов Сейма для Э.Бичкаускаса труда не составляло: оппозиция ненавидела В.Ландсбергиса, как оттеснившего её от власти, а, кроме того, за попытку стать президентом в обход Конституции и провал референдума по данному вопросу.

Я в те дни не пропускал ни одного заседания Сейма и с диктофоном в руках наблюдал за всем происходящим из журналистской ложи.

Специалист по пусканию пыли в глаза

Третье апреля девяносто седьмого… Перед самым обеденным перерывом выходит на трибуну Э.Бичкаускас и зачитывает заявление, в котором говорится, что следует изменить статью 78 Конституции, исключив из её первой части слова “проживающий в Литве не менее трёх лет” и слова “и если он может быть избран членом Сейма”, и эту статью сформулировать следующим образом: “Президентом республики может быть избран гражданин по происхождению, если ему на день выборов исполнилось не менее 40 лет”.

– Настоящее заявление подписали тридцать семь членов Сейма, – поясняет Э.Бичкаускас, приглашает всех желающих присоединить свои подписи во время перерыва и заранее благодарит за это.

Но больше любителей терзать Конституцию не нашлось.

Э.Бичкаускас предлагает включить свой документ в повестку дня Сейма, т.е. начать процедуру изменения Конституции.

Первый заместитель Председателя Сейма Андрюс Кубилюс, разумеется, публично выражает сомнение, дескать, чего спешить, ведь до выборов ещё больше полугода. Чесловас Юршенас полагает, что тянуть резину незачем. Председательствующему на заседании выходцу из литовской эмиграции Феликсасу Палубинскасу не остаётся ничего другого, как объявить голосование.

В зале лишь сорок членов Сейма. Для начала ревизии Конституции вроде бы и маловато, но где взять остальных, которые уже разошлись по домам или отправились дискутировать в ресторан?

За включение нового вопроса, предложенного Бичкаускасом, в повестки дня голосуют пятнадцать парламентариев. Семнадцать высказываются против. Воздержался один. Семеро куда-то попали, хотя из зала никто не выходил. Наверное, их здесь и не было, кнопки нажимали услужливые коллеги.

Так что для того, чтобы приступить к ревизии Конституции, голосов “за” недостаточно. Не участвовали в голосовании и более половины подписавшихся под заявлением.

Христианский демократ Ф.Палубинскас красноречиво разводит руками – всё ясно, политический провал…

Но Бичкаускас не из тех, которые вот так сдаются, он требует переголосовать. Только теперь уже поднятием рук, т.к. электроника часто путает политикам карты.

Тогда в полный рост поднимается А.Кубилюс и объявляет:

– Извиняюсь, я проголосовал не так, как хотел. Прошу перенести мой голос на другую сторону, тогда будет шестнадцать “за” и четырнадцать “против”, и вопрос включается в повестку дня…

Но Палубинскас – литовец что надо, на манипуляции Кубилюса не поддаётся. Он настойчиво предлагает переголосовать поднятием рук. Кубилюс соглашается.

За включение вопроса в повестку дня голосуют уже двадцать членов Сейма, даже приятно наблюдать за ростом сознательности законодателей.

Противников Валдаса Адамкуса остаётся только десять. Один – ни противник, ни сторонник, он воздержавшийся.

Президентурный балаган

Принятую за пять лет до этого на всенародном референдуме Конституцию начинают терзать в пользу Валдаса Адамкуса десятого апреля без двадцати одиннадцать утра.

На трибуне опять центральный правовед Э.Бичкаускас.

– Моё представление вопроса будет достаточно кратким, – успокаивает он Сейм Литвы и поясняет, почему: проблема понятна всем…

После такого вступления по залу пробегает ропот политиков, а председательствующий на заседании Арвидас Виджюнас, владеющий словом и потому знающий путь, бросает такую фразу:

– Коллеги, попрошу внимания, речь идёт о Конституции…

В этих словах не столько мольбы, сколько иронии, поэтому в блокноте записываю: “о Конституции, вечная ей память”…

А тем временем Э.Бичкаускас свои выкладки о необходимости перекройки принятой пять лет назад Конституции завершает такими словами:

– Я ознакомился (и вы тоже) с заключением Юридического отдела, благодарю за то, что оно такое широкое, но считаю, что в данном случае вопрос, скорее, политический, а не юридический…

Действительно политический, поскольку литовский Сейм начинает переделывать Конституцию ради притязаний одного человека.

Согласно статуту Сейма начинаются вопросы докладчику.

Первому такая возможность предоставляется Миндаугасу Бредису, педагогу, консерватору. Он придирается к заключению Юридического отдела.

– Во второй части, – говорит он, – упомянуты пункты, касающиеся исключения требований о проживании лица в течение последних трёх лет в Литве, об отсутствии связей с другим государством, в конце концов, о признании дееспособности. Не знаю, насколько эти вопросы политические, но думаю, что это просто дискредитирует институт президентства. Вообще, народ желает видеть в Президенте символ морали, стабильности и всех прочих нравственных ценностей, которые мы вынашивали долгие годы.

Бичкаускас согласен, что похоже на то, потому, мол, вопрос и подлежит обсуждению, особенно в части придурковатости кандидата в президенты.

– Если уж пошла речь о недееспособных лицах, – утешает он парламент и лично М.Бредиса, – то я уверен, что они не в силах собрать двадцать тысяч подписей, – и философски воздыхает, – но если бы такое и случилось, я верю в здравый рассудок, в здравый выбор, в понимание избирателей

И не упускает случая съязвить:

– Лично я, пусть не обижаются коллеги-консерваторы, не считаю, что избиратели поступили очень хорошо, выбрав вас абсолютным большинством голосов.

Разъяснив таким способом, что избиратель не станет избирать в президенты полного идиота, он возвращается к заключению Юридического отдела:

– Другая проблема посложнее – о тех, кто не отбыл наказания…

Так что центристы предлагают, чтобы кандидатом в президенты мог быть и преступник, находящийся за решёткой. Такой уж точно соберёт 20 тысяч подписей, убеждён Бичкаускас, а если не соберёт, то купит, а продавцы всегда найдутся.

Итак, кандидат в президенты – это товар? А в случае избрания – тоже товар?

– В Конституции не записано, – резюмирует Бичкаускас, – что находящийся в следственном изоляторе не может быть кандидатом в президенты…

Но исправить Основной закон в этом плане не предлагает.

– Я поддерживаю поправку, – говорит философ Юстинас Каросас, – и подписался, но вопрос вам, как юристу: как вы вообще относитесь к изменению статей Конституции из явно конъюнктурных соображений?

– Для вас, возможно, это явная конъюнктура, – парирует Бичкаускас, – но для меня не явная, – секундная запинка, и он поправляется, – я не вижу здесь никакой конъюнктуры, поскольку приближаются именно президентские выборы.

Консерватор Юозас Листавичюс пытается ввернуть вопрос о дискриминации литовских граждан, т.к. Бичкаускас аргументирует свои поправки как раз борьбой против дискриминации.

– Какую дискриминацию других граждан вы усматриваете, если один из них не знает, кем он хотел бы стать и совершенно не интересуется, какими он обладает правами и обязанностями по Конституции Литовской Республики? – ляпает Листавичюс прямо в Валдаса Адамкуса, только не называет его, хотя эти имя и фамилия буквально висят в зале заседаний.

Бичкаускас говорит, что ему не известен гражданин, который не интересуется и не знает, кем хочет стать.

Конечно, Листавичюс, его не называет – в доме повешенного о веревках не говорят.

Слово предоставляется медику Казимерасу Кузминскасу, христианскому демократу, коллеге консерваторов. И его, как медика, волнует предложение центристов, согласно которому кандидатом в президенты может быть лицо, признанное по суду недееспособным, – как оно может быть главой государства? Кузминскас убеждён, что в Литве 20 тысяч голосов может собрать и величайший безумец, а не только сидящий за решёткой толстосум.

Бичкаускас парирует:

– Президентом Латвии может быть вообще не гражданин Латвийской Республики, но я не думаю, что латыши когда-нибудь выберут такого президентом…

Витаутас Богушис похвастал, что кандидату от демохристиан не мешают никакие статьи Конституции, даже 78-я, что они не будут менять никаких статей.

– Вы, – обращается он к коллеге Бичкаускасу, – сейчас говорили, что эта статья ущемляет наших эмигрантов, не по своей воле покинувших Литву, свою родину. Сейчас девяносто седьмой, а не девяносто третий год. – Богушис вспоминает выборы, когда за пост президента боролись Альгирдас Бразаускас и Стасис Лозорайтис. – Ну, в 93-м, понимаю, могло не хватить нескольких месяцев, даже дней. Но сейчас три года вполне можно было прожить. Насколько я понимаю, выдвигаемая вами в кандидаты Люция Башкаускайте живёт в Литве с 91-го. У вас появился другой кандидат, или возникли другие проблемы?

– Союз центра своего кандидата ещё не назвал, – сообщает Бичкаускас. Он явно лжёт, по залу пробежал шёпот, как на поминках.

Провокационный вопрос подбрасывает консерватор Алфонсас Вайшнорас:

– Вас не пугает, что из-за больных или подследственных увеличится соперничество с вами, если в президенты будете баллотироваться вы сами. Или как раз это поможет вам победить?

– К сожалению, и по теперешним законам граждане Литовской Республики, находящиеся в следственном изоляторе, а не в местах исполнения наказания, могут баллотироваться в президенты, – делая вид, что не уловил иронии, отвечает Бичкаускас. Он разъясняет, что важна не личность президента, а его команда, которая должна быть порядочной и квалифицированной.

Говоря о президентской команде, Бичкаускас, конечно же, имеет в виду Союз центра, порядочно и квалифицированно перекраивающий Конституцию под параметры Валдаса Адамкуса.

Демократ Саулюс Пячялюнас интересуется, не лучше ли пересмотреть Конституцию после президентских выборов, тогда не было бы никаких вопросов о конъюнктурных соображениях.

– Если менять требования к президенту, то следующим логичным шагом было бы, наверное, изменение требований к членам Сейма. Веди известно, что при любом дворе должен быть и свой поэт, и свой пьяница, и свой шут. Если их по одному, то весело, а если таких в Сейме 30 или 40, то извините, это уже называется иначе.

Как это называется, он не уточняет, как не уточняет и насчёт самого большого пьяницы в Сейме, но краснеет почему-то Бичкаускас.

– Не согласитесь ли увеличить сумму залога? – спрашивает Альгимантас Саламакинас, – тогда мы пополним бюджет, и не потребуется повышать цены на бензин.

Бичкаускас согласен, что это тоже требует обсуждения.

Между тем консерватор Алфонсас Барткус напирает со следующим провокационным вопросом:

– Как ваши утверждают, ваш проживающий в Шяуляй кандидат каждое утро чем свет встаёт и отправляется на работу в Америку, – неторопливо разъясняет он распорядок дня В.Адамкуса. Или вы сами не верите, что он живёт в Литве. Иначе для чего менять Конституцию?

– Ценю ваш юмор, – говорит Бичкаускас, – благодарю за него…

У Антанаса Стасишкиса юмор отсутствует, поэтому он обращается серьёзно:

– Не могли бы вы перечислить современные западноевропейские страны со старыми традициями демократии, в которых от кандидатов в президенты не требуется ценз осёдлости, образования, дееспособности и т.п.?

Бичкаускас признаёт, что это для него очень трудно. А.Стасишкису достаточно, что есть такие страны…

Слово предоставляется Витаутасу Чяпасу, но он изображает своё замешательство.

– Мой вопрос бессовестно присвоил А.Барткус, – бросает он обвинение в сторону консерваторов. – Но не кажется ли вам, что принятие поправки кое у кого вызовет панику?

На этот вопрос вроде бы следовал ответить консерваторам, но почему-то отвечает Бичкаускас:

– Вероятно, это риторический вопрос…

Пытается философствовать Юозапас Каткус. С ним, надо полагать, ни Бичкаускас, ни Озолас, ни, тем более, Чяпас конституционных поправок не обсуждали, т.к. г-н Каткус очень близок к В.Ландсбергису, поэтому он задаёт сразу два вопроса. Первый – если братья по коалиции не сговаривались с другими фракциями ради обеспечения тылов, то с какой целью они выступают в чистом поле с таким проектом поправки? И сам отвечает: не для того ли, чтобы его отклонили? И тут же второй вопрос:

Разве Союз центра так слаб, что пытается изменить Конституцию и продвинуть одного человека, чтобы он после прихода к власти укрепил вашу партию?

– Мы выступаем с поправкой не для того, чтобы консерваторы её отклонили, – рассеивает Бичкаускас опасения Каткуса. – А Союз центра не слаб, как вы уже слышали, кандидатов в президенты у нас немало, даже больше чем нужно. Если угодно мы можем хоть сегодня сформировать правительство.

Консерватор Аудронюс Ажубалис не может понять, зачем вообще нужны какие-то ограничения для кандидатов в президенты. Например, возрастной ценз. Он уверен, что и в Литве, и в эмиграции имеется много потенциальных кандидатов, которым еще нет сорока лет…

– Это тоже можно обсудить, – не возражает Бичкаускас.

– Насколько нам известно, у вас один из наиболее высоких рейтингов, для чего тогда вам нужны конкуренты? – вдруг озаботился консерватор Стасис Малькявичюс. – Действительно ли человек, проживающий за границей, способен сразу разобраться во всех наших проблемах? Это очень спорный вопрос. Вы сами считаете, что он может быть вашим конкурентом?

Всех своим вопросом ошарашивает Виргиниюс Мартишаускас:

– А вы, предлагая своё предложение, не думали о предохранителе на тот случай, если тот человек, избранный президентом, вздумает уехать назад, поскольку после одной попытки возможна и вторая. У нас уже была подобная беда с Президентом Антанасом Смятоной…

Бичкаускас и тут находит выход, – по истечении срока полномочий можно бывшему президенту вообще запретить покидать своё место жительства…

Вильнюс или Шяуляй?..

– Менять статью Конституции, – рассуждает вслух В.Богушис, представитель демохристиан, имеющих в качестве кандидата чистокровного литовца, соответствующего Конституции по всем параметрам, – это совсем не то, что гонять скворцов из вишнёвого сада ксендза, не правда ли? Эта проблема посерьёзнее.

И Бичкаускас считает, что это не распугивание скворцов.

Ч.Юршенас выступает за поправку, но только за одну, что касается проживания в течение трёх последних лет, а все прочие требования, которые Бичкаускас предлагает исключить из Конституции, оставить в силе.

Мне кажется, что Э.Бичкаускас, на ощупь ознакомился с методикой советского кинорежиссёра Сергея Эйзенштейна Тот в сомнительные места киноленты монтировал скачущего белого коня, и приёмочная комиссия принималась скакать вокруг этого коня, не углубляясь в сомнительное место, а режиссёр грудью вставал на защиту коня, но после горячих дискуссий, наконец, соглашался: “Возможно, товарищи, вы правы”… И с усмешечкой выбрасывал кадры с белым конём… До следующего раза…

Так что Ч.Юршенас клюнул на “белого коня” от Э.Бичкаускаса, который не был против, – конечно же, что-то можно и оставить.

М.Бредис потребовал, чтобы поправка принималась не Сеймом, а референдумом, как и вся Конституция. Ю.Разма напомнил, что кандидату в американские президенты требуется ценз осёдлости в 14 лет. Он возмущён тем, что один из кандидатов не знает, сколько в Литве стоит один киловатт-час электроэнергии. Христианский демократ Аримантас Рашкинис, между прочим, специалист по кибернетике, возмущается, что изменение статьи Конституции превратили в вечер юмора, в цирк.

Но у каждого циркового представления бывает конец. Должен был наступит конец и прениям членов Сейма.

Таким образом, заявляет владеющий словом и знающий путь А.Виджюнас, есть два пути – за демократию и против демократии.

В зале 83 члена Сейма, но почему-то проголосовали только 67. Из них 42 – за внесение поправки, 18 – против, а семеро воздержались. Так что проект одобрен. Бичкаускас потирает руки – половина дела сделана, половина пути для Адамкуса вычищена. Вычищена и половина принятой народом Конституции.

– Конституция – не священная корова, – заявил Валдас Адамкус, исполненный решимости стать гарантом жизни этой самой не священной коровы…

Андрюс Кубилюс хохочет

У Эгидиюса Бичкаускаса был почти целый месяц на то, чтобы рассеять сомнения парламентариев и ответить на оставшиеся без ответа вопросы.

Приглашённый 6 мая на трибуну, он прежде всего высказал сожаление, что ему не удалось получить информацию о государствах, в которых есть президенты, но удалось связаться с органами соответствующего уровня в Эстонии, Латвии, Чехии, Финляндии, Италии и Германии, и ему выпала честь узнать, что только к президенту Германии применяется трёхмесячный ценз осёдлости.

– В настоящей ситуации, скажем, когда ради той или иной персоны подгоняется закон, – заявил В.Богушис, – тем более Конституция, не кажется ли вам, что Литовская Республика и её Сейм пытаются создать прецедент, способный сформировать правовой нигилизм? Кто может отрицать (он хватается за формулировку В.Ландсбергиса), что после этого Сейм сможет изменить Конституцию, если президент очень понравится, скажем, продлить срок его полномочий на десять лет?

Бичкаускас повторяет свой давно придуманный тезис, дескать, вопрос политический, а не юридический.

Тем временем Бичкаускаса прижимает к стенке заслуженный дознаватель от фракции консерваторов Ю.Листавичюс:

– Не испытываете ли вы дефицит кандидатов на пост президента республики из числа граждан, проживающих в Литве, которым не нужны никакие изменения Конституции и которые соблюдают нормы действующей Конституции?

– Я полагаю, – говорит консерватор София Даубарайте, – что те самые люди, которые сейчас предлагают изменения, раньше голосовали именно за такой ценз осёдлости.

– Я согласен, что Конституцию нельзя изменять так хаотично, – соглашается Бичкаускас.

После такого признания стоило бы собрать бумаги и выметаться с трибуны. Но он остаётся на месте, поскольку идёт решающая битва – можно или нет баллотироваться в президенты Валдасу Адамкусу.

Тут задаёт вопрос консерватор Сигитас Кактис:

– Вы уже говорили, что не имеете желания подгонять эту конституционную поправку под одного человека, что есть тысячи людей, к которым эта поправка применима. В пояснительной записке вы указываете: пока нет принципиального решения о подготовке закона, т.е. закона о выборах Президента, менять проект нецелесообразно. Но ведь в действующем ныне законе исключается возможность участия в президентских выборах иностранных граждан, поскольку между первым и вторым этапом остаётся только две недели, которые обязывают Сейм принять или хотя бы обсудить поправку…

Бичкаускас обещает подготовить такую поправку в течение получаса.

Консерватор Сигитас Циба считает, что ценз осёдлости налагает га кандидата в президенты обязанность иметь хотя бы представление о жизни в Литве, о пожеланиях и надеждах её населения.

– Не считаете ли вы, – спрашивает он, что после отмены ценза осёдлости претендентам это знать не обязательно?

Бичкаускас парирует:

– Я мог бы указать пальцем на тысячи проживающих в Литве граждан, имеющих право баллотироваться в президенты, которые, на мой взгляд, не вполне разбираются в происходящем в Литве, мог бы указать на сотни проживающих вне Литвы, которые разбираются в этом лучше меня самого…

– И всё-таки, какая причина заставляет вас выступать с этой поправкой? – прикидываясь шлангом, спрашивает первый заместитель спикера А.Кубилюс. – Разве кому-либо из граждан Литвы запрещено прибыть в Литву и пожить здесь эти три года?

– Одна из причин состоит в том, что под руководством г-на Кубилюса был подготовлен Закон о возвращении прав собственности, в котором так же решается этот вопрос, т.е. касательно граждан, не проживающих в Литве, – отрезает Бичкаускас.

– Собственность – это не Президент, – отбивается Кубилюс. – Есть разница.

Председательствующий А.Виджюнас предлагает Сейму решить, что делать после представления поправки.

– Человек, который в Литве не живёт, непосредственно для Литвы может сделать очень много и так далее, – поясняет свою позицию христианский демократ Альгирдас Патацкас, – но представлять страну он не должен, поскольку это совсем другое. Этот основной принцип закреплён в Конституции, и менять его мы не имеем права.

Его поддерживает консерватор Ю.Листавичюс. Центрист Казимерас Савинис придерживается противоположного мнения. Дискуссии заканчиваются.

В зале – 80 членов Сейма, остальные, 41, проводят время более приятно где-то в других местах.

Голосуют только 73, шестеро ленятся пошевелить мозгами или поднять руку. 32 голосуют за отмену ценза осёдлости, 26 – против, воздержавшихся – 15.

Таким образом, представление проекта об изменении статьи 78 Конституции отклоняется. По этому поводу торжественную речь произносит В.Богушис, он доволен сознательностью Сейма. Иного мнения придерживается представитель левой оппозиции А.Саламакинас и вся его фракция. Понятно почему – недопущение баллотироваться В.Адамкусу означает, что единственным реальным кандидатом становится В.Ландсбергис, поскольку ЛПТЛ подходящего кандидата не выдвигает, социал-демократы – тем более. Поэтому Саламакинас от имени фракции просит повторить голосование, только не кнопками, а поднятием рук. Мотив – результат голосования очень приближённый, а вопрос, всё-таки, очень важный.

Решено поставить предложение Саламакинаса на голосование, и Сейм решает его принять, т.е. по вопросу поправки голосовать поднятием рук.

Снова производится регистрация участников голосования. По мнению Саламакинаса, членов Сейма зарегистрировано больше, чем есть на самом деле. Это обычное дело для того Сейма. После новой регистрации выясняется, что в зале 78 членов.

Идёт голосование поднятием рук. Голосуют 72 парламентария, шестеро либо не голосуют, либо их нет вообще в зале.

За подгонку Конституции под В.Адамкуса высказываются 29 законодателей – 28% от общего числа парламентариев. После того как А.Виджюнас объявил результат А.Кубилюс расхохотался, ему весело, поскольку команда В.Адамкуса в Сейме потерпела поражение, и аж трое из неё перебежали в противоположный лагерь. Не голосовали и восемь подписавшихся под заявлением Э.Бичкаускаса, заварившего всю кашу.

– Господин первый заместитель Председателя Сейма, – обратился официально к Кубилюсу А.Виджюнас, – вы смеётесь слишком громко…

Он сообщил, что против перекройки Конституции в пользу В.Адамкуса высказались 36 членов Сейма, а сам – тридцать седьмой, 11 парламентариев от этого греха воздержались.

Первую антиконституционную президентскую битву В.Адамкус и его команда проиграли.

По обычаю своей партии А.Кубилюс уже хихикал в кулак.

Э.Бичкаускас пил горькую чашу поражения. Слава богу, не наполненную желчью Адамкуса…

Это была генеральная репетиция заупокойной службы по Союзу центра как политической силе. Впоследствии, уже став Президентом, Валдас Адамкус пригласит в свою команду только одного центриста – Видмантаса Станюлиса, руководителя избирательного штаба, и то ненадолго.

Комментарии

 

 

 
  1. Aš taip pat kaip ir “Flash” , tačiau aš nesugeras dizaineris dizainas Flash , išskyrus Turiu programinę įrangą pagal ragana Flash automatiškai pagamintas, ir jokių papildomų darbščių .

    Thumb up 0 Thumb down 0



 
Видео репортаж


Nerpigiau.lt

Nerpigiau./lt/produktas/505/nusikaltimas-valstybes-vardu

Актуально. Коментарии
“Зорка згасне – дзве ўскрэсне”
Визы в Литву как и в советское время – только через Москву
Фоторепортаж Актуальный Шутка


Прощание с Альгирдасом Плукисом 
24 апреля 2017 года на 81-м году жизни скоропостижно скончался журналист-международник Альгирдас Плукис....

«Преступление именем государства» (29)
Ночью 31 июля 1991 г. на таможенном посту города Мядининкай произошло жестокое убийство...

Грабёж средь бела дня, или О судьбе немецкого золотого запаса в федеральной резервной системе США (8)
После Второй мировой войны Германия на волне небывалого экономического подъёма в 1951 году...











Реклама
Литва   Правосудия
Президент приняла верительные грамоты посла Грузии (1)
Президент Литовской Республики Даля Грибаускайте приняла верительные грамоты посла Грузии...
Сильная Европа – в общих интересах Литвы и Монако
Президент Литовской Республики Даля Грибаускайте приняла прибывшего в Литву с...
Кто в Литве держит в заложниках шестерых чеченских ребятишек? (3)
Литва еще не отошла от драматических событий 17 мая в...
 
Эхо трагедии в Мядининкай усиливается (32)
Апелляционный суд Литвы уже третий год продолжает рассматривать дело о...
Полиция Иркутской области задержала подозреваемого в нападении на девочек (2)
Сегодня в Иркутске сотрудники уголовного розыска ГУ МВД России по...
В Литве делается новый “шпион России”? (1)
Генеральному директору Департамента государственной безопасности Повиласу Малакаускасу, Вильнюс, ул. Витяне,...
 

История   Зарубежные
В поисках третьей силы. Январские события в Литве (2)
Введение президентского правления о котором говорил М. Горбачев требовало наличия...
Они убили Ю.Абромавичюса: за их спиной – Генеральная прокуратура (1)
Гедре ГОРЕНЕ Хотя прошло уже тринадцать лет после готовившегося правыми...
КАМО ГРЯДЕШИ? (11)
Геноцид евреев в годы Второй мировой войны в Литве –...
 
Компания Bridgestone получает награду BMW за инновации поставщика в категории “Эффективная динамика” за шинную технологию Ologic
Bridgestone получает награду BMW за инновации поставщика в 2014 году...
Встреча с уполномоченными по правам человека в субъектах Российской Федерации (1)
Владимир Путин встретился в Кремле с уполномоченными по правам человека...
К 200-летию Отечественной войны россиян 1812 года (1)
Первое серьёзное сражение с Наполеоном. Оно состоялось на полях Смоленщины,...